Цитаты о ПАРТИЙНОСТЬ

Коллекция цитат на тему партийность.

Связанные темы

Всего 41 цитат, фильтровать:


Oxxxymiron фото

„Мы с вашим партийным курсом не согласны. Лучше быть за СПИД, наркотики и пидарастов.“

—  Oxxxymiron британский рэп-исполнитель 1985

Дегенеративное искусство
miXXXtape I

Муаммар Каддафи фото
Фаина Георгиевна Раневская фото
Уинстон Черчилль фото
Александр Васильевич Колчак фото

„Отлично помню времена развала СССР, когда героические агитки стали переосмысляться для оздоровления национального менталитета. Было много здравого, хорошо работал скепсис. Ключевой посыл: партийные рабы – глупый зазомбированный пипл, который угробил все свое здоровье на херню, на чужую дурь, на гордую позу. Пафосный героизм вреден. Надо ценить и любить себя, свое здоровье, земные радости, думать головой, потому что инвалид в 20 лет никому не нужен, в первую очередь своей стране.
Я смотрю на мою так сказать страну и понимаю, что ей не только инвалиды не нужны – еще более ей не нужны здоровые жрущие, ***ливые и пьющие кадры, которые отлично научились требовать себе «побольше жизни», но совершенно разучились оплачивать это хоть каким-то манером. Потому что перед ними нет ничего, что ценнее их собственного комфорта.“

—  Лариса Владимировна Бочарова 1970

Геннадий Эдуардович Бурбулис фото
Алексей Анатольевич Навальный фото

„Я уверен, что партийный способ существования оппозиции себя изжил. Создавать партию ленинского типа, рязанское отделение, тульское отделение, — все это чудовищно дорого и неэффективно. Кроме того, весь смысл сегодняшнего существования партий в России в их традиционном виде только в том, чтобы зарегистрироваться в Минюсте, получить бумажку от Суркова, а потом участвовать в выборах на условиях: захотят — допустят, не захотят — не допустят. Это не является настоящей политикой и это не является настоящей оппозицией. Настоящая политика — это говорить то, что ты действительно думаешь, заниматься общественной и политической деятельностью, не спрашивая ни у кого разрешения. Я реализую те проекты, которые направлены на некоторое общественное благо, и мне наплевать, что о них думают Сурков, Костин и Путин. Кто больший политик — Чирикова или все эти экологи из «Яблока», которые неизвестно где существуют? Да они никто! А Чирикова — политик, который сумел навязать свою повестку дня. Я не склонен переоценивать количество своих сторонников, но они у меня есть, в отличие от некоторых людей, которые зарегистрировались в Минюсте и всем рассказывают, что они политики, потому что у них есть бумажка, их зовут на ТВ-Центр и в программу Соловьёва. Меня по телевизору не показывают, и я действую так, словно никакого телевизора не существует. Политик — это человек, который совершает те действия, которые считает правильными, а не то, что ему написано и очерчено кем-то ещё.“

—  Алексей Анатольевич Навальный российский юрист, инвест-активист, политический и общественный деятель, блоггер 1976

Джордж Оруэлл фото

Help us translate English quotes

Discover interesting quotes and translate them.

Start translating
Петер Слотердайк фото
Юлия Владимировна Тимошенко фото

„Я больше не хочу ни семейного болота, я имею в виду кумовья, сватья, друзья и т. д., и не хочу больше партийного болота, там где тоже всё не так просто, как кажется на первый взгляд.“

—  Юлия Владимировна Тимошенко политический и государственный деятель Украины, 10-й и 13-й Премьер-министр Украины 1960

О составе следующего правительства.
Высказывания, В 2009 году
Источник: Тимошенко: Я больше не хочу семейного болота http://korrespondent.net/ukraine/politics/1007438-timoshenko-ya-bolshe-ne-hochu-semejnogo-bolota, Корреспондент (22 октября 2009)

Барак Обама фото
Морис Руперт Бишоп фото
Уинстон Черчилль фото
Максим Леонардович Шевченко фото
Сергей Николаевич Ениколопов фото

„А вы знаете, что минувшее столетие насчитывает 50 геноцидов? Широко известен один Холокост. Кто-нибудь сейчас помнит про Смирну? А про Камбоджу? Есть такой очень известный исследователь Эван Страуб, который занимался геноцидами. Для исследования он взял четыре известных типических примера: два, когда одна нация убивает другую, и два, когда нация убивает своих. Он взял армян и евреев, а ещё — Аргентину и Камбоджу. Я никак не мог понять его логики, а потом догадался: все чёрно-белое. Без примесей. Одни кхмеры убивают других кхмеров… Мы не особенно любим говорить об Амине, но, когда начинаешь спрашивать самих афганцев, выясняется, что партийный деятель Хафизулла Амин провел социологическое исследование и оказалось, что люди старше 19 лет считают, что при короле жили лучше. Значит, нам не нужны люди старше девятнадцати. Началась резня. К счастью, его быстро свергли, и второй Камбоджи не получилось.“

—  Сергей Николаевич Ениколопов 1948

«Новая газета», № 83 от 30 июля 2014 года.

Jonathan Littell фото

„Проблема не в народе, а в ваших руководителях. Коммунизм — маска, натянутая на прежнее лицо России. Ваш Сталин — царь, Политбюро — бояре и аристократы, алчные и эгоистичные, ваши партийные кадры — чиновники, те же, что при Петре и Николае. Та же пресловутая российская автократия, вечная нестабильность, ксенофобия, абсолютная неспособность разумно управлять государством, террор вместо консенсуса и настоящей власти, наглая коррупция, только принявшая другие формы, некомпетентность и пьянство. Прочтите переписку Курбского с Иваном Грозным, прочтите Карамзина, Кюстина. Основной признак вашей истории никогда не изменить: унижение, из поколения в поколение, от отца к сыну. Испокон века, и особенно с эпохи монгольского ига, все вас унижают, и политика вашего правительства состоит не в том, чтобы бороться с униженностью и ее причинами, а в том, чтобы спрятать ее от остального мира. Петербург Петра не что иное, как потемкинская деревня, не окно, прорубленное в Европу, а театральная декорация, установленная, чтобы спрятать от Запада нищету и грязь. Но унижать можно лишь тех, кто терпит унижение; и лишь униженные способны унижать других. Униженные тысяча девятьсот семнадцатого, от Сталина до мужика, навязывают свой страх и унижение другим. Потому что в этой стране униженных царь, какой бы властью он ни обладал, беспомощен, его воля тонет в болотах и топях его администрации. Перед царем все кланяются, а за его спиной воруют и плетут заговоры, все льстят начальству и вытирают ноги о подчиненных, у всех рабское мышление, ваше общество сверху донизу пропитано рабским духом, главный раб — это царь, который не может ничего сделать с трусостью и униженностью своего рабского народа и от бессилия убивает, терроризирует и унижает его еще больше. И каждый раз, когда в вашей истории возникает переломный момент, реальный шанс разорвать порочный круг, чтобы создать новую историю, вы его упускаете: и перед свободой, вашей свободой семнадцатого года, о которой вы говорили, все — и народ, и вожди — отступают и возвращаются к уже выработанным рефлексам.

Но такая уж вещь прошлое - если вцепилось однажды зубами в вашу плоть, больше не отпустит.

The truth is great, and shall prevail, When none cares whether it prevail or not.

Опять наступила ночь, третья в этой каменной вечности. Опять я блуждал среди зарослей и осыпающихся скал своих мыслей.

Вот почему я плакал, я больше ничего не понимал и хотел быть один, чтобы ничего не понимать и дальше.“

—  Jonathan Littell, книга Благоволительницы

The Kindly Ones

Jonathan Littell фото

„при всех весьма значимых различиях наши мировоззрения базируются на общем принципе: обе идеологии по характеру детерминистские. Но у вас расовый детерминизм, а у нас — экономический, но детерминизм. И вы, и мы верим, что человек не выбирает судьбу, она навязана природой или историей, и делаем отсюда вывод, что существуют объективные враги, что отдельные категории людей могут и должны быть истреблены на законном основании, просто потому, что они таковы, а не из-за их поступков или мыслей. И тут разница только в том, кого мы зачисляем в категорию врагов: у вас — евреи, цыгане, поляки и, насколько мне известно, душевнобольные, у нас — кулаки, буржуазия, партийные уклонисты. Но, в сущности, речь об одном и том же: и вы, и мы отвергаем homo economicus, то есть капиталиста, эгоиста, индивидуалиста, одержимого иллюзиями о свободе, нам предпочтителен homo faber. Или, говоря по-английски, not a self-made man but a made man, [ведь коммуниста, собственно, как и вашего прекрасного национал-социалиста, надо выращивать, обучать и формировать. И человек сформированный оправдывает безжалостное уничтожение тех, кто не обучаем, оправдывает НКВД и гестапо, садовников общества, с корнем вырывающих сорняки и ставящих подпорки полезным растениям.“

—  Jonathan Littell, книга Благоволительницы

The Kindly Ones

„Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit. Etiam egestas wisi a erat. Morbi imperdiet, mauris ac auctor dictum.“