„Поверьте, вы можете, и вы на полпути.“

Добавить примечание

Believe you can and you're halfway there.

Под редакцией KarolinaS. Последнее обновление 8 мая 2020 г. История
Теодор Рузвельт фото
Теодор Рузвельт46
25-й вице-президент США, 26-й президент США 1858 - 1919

Похожие цитаты

Публий Сир фото
Леонид Николаевич Андреев фото
Наоми Уоттс фото

„Если мужчина способен меня рассмешить, он уже прошёл полпути к моему сердцу.“

—  Наоми Уоттс британская актриса и продюсер 1968

Вариант: Если мужчина способен меня рассмешить, он уже прошёл полпути к моему сердцу.

Джон Апдайк фото

„Угорь — это минога, которая хотела было сделаться змеей, но на полпути растерялась.“

—  Никита Владимирович Богословский советский и российский композитор, дирижёр, пианист, кинорежиссёр, писатель 1913 - 2004

Вариант: Угорь — это минога, которая хотела было сделаться змеёй, но на полпути растерялась.

Ян Флеминг фото
Данте Алигьери фото
Сюнь-Цзы фото
Альбер Камю фото
Михаил Борисович Ходорковский фото
Ник Кент фото
Ариадна Александровна Скрябина фото

„Последней любовью его <Довида Кнута> была Ариадна Скрябина, дочь композитора, ― молоденькая, хрупкая, экзальтированная женщина, память о которой нужно бережно хранить: она отдала жизнь за други своя… Ариадна не знала полумер, не умела останавливаться на полпути. Она полюбила Довида Кнута, полюбила евреев и сама перешла в еврейство. Как все прозелиты, в своей новой вере она была необычайно страстна, порой даже нетерпима. Однажды Кнут пришел с ней в редакцию «Последних Новостей.»“

—  Ариадна Александровна Скрябина русская поэтесса, деятельница французского Сопротивления 1905 - 1944

Возник беспорядочный разговор, и кто-то рассказал в шутку еврейский анекдот. Как разволновалась Ариадна! Слезы брызнули из ее глаз. Мы с Довидом долго старались ее успокоить, а она все не могла простить нам этот еврейский анекдот. Несколько лет спустя, во время германской оккупации, она пошла с мужем в Резистанс <Движение Сопротивления>, где ей поручили переводить группы евреев в Швейцарию. Довид Кнут благополучно перевел свою группу, Ариадна попала в засаду, была схвачена милиционерами и на месте расстреляна.
Андрей Седых, «Далёкие, близкие. Воспоминания», 1979
Цитаты об Ариадне Скрябиной
Источник: Андрей Седых. «Далёкие, близкие. Воспоминания». — М.: Захаров, 2003 г.

„Чаще всего наше переживание сопровождается отрешенным взглядом на мир: мир как бы выталкивает тебя в момент переживания из самого себя, отчуждает, и ты вдруг ясно что-то ощущаешь, сознаешь. Это и есть осмысленная, истинная возможность этого мира. Но именно в видении этой возможности ты окаменел, застыл. Оказался как бы отрешенно вынесенным из мира. В этом состоянии тебе многое способно открыться. Но для того, чтобы это открытие состоялось, нужно не только остановиться, а оказаться под светом или в горизонте вопроса: почему тебя это так впечатляет? Например, почему я раздражен? Или наоборот: почему я так рад? Застыть в радости или страдании. В этом состоянии – радости или страдания – и скрыт наш шанс: что-то понять. Назовем это половиной пути или половиной дуги в геометрическом смысле этого понятия. Полпути….“

—  Мераб Мамардашвили советский философ 1930 - 1990

„Жизнь на Севере — суровая и трудная, и здесь как на ладони видно, кто чего стоит, все равно — будь он русским, поляком или евреем. Здесь природа одинаково относится к людям: то морозом травит, то с ума сводит, то опять-таки восхищает северным сиянием. В «Соловецких записках» ты можешь прочитать о моем увлечении этими людьми, с которых содрали кожу, живущими между бытием и небытием, пьющими насмерть. Если бы «кожу» заменить русским словом «мишура», то ты был бы прав — это увлечение жизнью. Между бытием и небытием. На грани. Итак, я дошел до грани. Далее уже только лед, снег и вечная мерзлота. Ни следов человека, никаких раскопок, никаких руин… И до космоса отсюда ближе, ибо не природа, а небо здесь диктует ритм: цикл солнца, полярная ночь, северное сияние. И последний рубеж… ведь Острова, по поверьям саамов, лежат на полпути в тот мир — как келья монаха, как зона. И еще одно… Гомбрович когда-то написал: «Я один. Поэтому я больше существую».“

—  Мариуш Вильк 1955