Алексей Шевцов (itpedia) цитаты

24   0

Алексей Шевцов (itpedia)

У нас нет подтверждения идентичности данного автора, поэтому речь необязательно идет об известной личности.

Алексей Шевцов (itpedia) - нам не хватает более детального описания автора.

Цитаты Алексей Шевцов (itpedia)


„Вы понимаете, насколько обидно, что в стране [США] с таким обилием ***асов, настолько хорошо? Что мы делаем не так?
А я вам скажу что — потому, что они не ***асы, а геи, ***асы все-таки у нас.“

„Припять, это величайший пример могущества природного мира. Его нельзя сломить. Упорство, мощь и красота. Ты понимаешь, насколько искусственный наш привычный мир. Стоит нам покинуть что-то, хотя бы на тридцать лет и никто и не вспомнит, что мы здесь когда-то были.“


„Идеология расизма — это обвинять кого-то в том, чего он не совершал. Я нахожу миллион причин ненавидеть людей. Люди циничны, люди жестоки, люди неблагодарны, люди лгут, люди убивают, люди разрушают. И так много поводов ненавидеть человеческий род. Зачем сюда приписывать то единственное, в чем человек не виноват? Убивать — это осознанный выбор и лгать тоже, и разрушать тоже, но рождаться черным — это не выбор, это судьба.“

„В городе [Припять] работает охрана, чтобы не воровали металл, но его итак почти не осталось. Обыкновенные перила в жилых домах, все спилено. Ранее опечатанные квартиры теперь с выломанными дверями. Растащили все. Люди — животные, не имеющие ни страха, ни уважения, ни сочувствия. Лишь только блеск выгоды в глазах.“

„Ни одно цивилизованное государство в мире не должно строиться на цензуре. Если государство причиняет вред свободе, если государство сулит опасность критику режима устами обычного рабочего, то это не государство, а рабская плантация. Не дай бог какой-то раб в поле крикнет, как он устал. Другие рабы его поддержат, они задумаются, в каком аду они живут, и будет восстание. Рабовладельца повесят и будет новый режим.“

„Проблема детей в том, что они вырастают и не всегда ребенок вырастет успешным юристом, врачом, космонавтом. Он может вырастить ублюдком, наркоманом, убийцей, вором и много кем еще. И воспитание твое *** не значит. Воспитывает человека социум, а не семья.“

„Женщина, это не просто посудомоечная машина, это алтарь душевного умиротворения. Женщина всегда координирует действия своего мужчины. Она его успокаивает, она его заряжает энергией, должна помогать ему разобраться в душевных разногласиях, женщина должна заряжать своего мужчину мотивацией, быть его полярной звездой.“

„Идеи превосходства всегда были слабее идеи братства. Всегда все самые могущественные империи человечества были результатом объединения народностей. Тот же совок, на который вы все дрочите, та же монгольская империя — крупнейшая континентальная империя в истории. До Чингисхана все монголы постоянно убивали друг друга, потому что какой-то монгол был недостаточно монголистый. Пришел Чингисхан и сказал: «Вы че, ***сосы, вы же одинаковые, вы все монголы!». Так они объединились и дали всем ***ы.“


„До посещения Припяти я не понимал, что людей приманивает в этом городе, но, оказавшись в этом месте, царящая там атмосфера пронзила меня насквозь. Ты начисто теряешь умение разговаривать, попадая туда в первые секунды. Это ни с чем не сопоставимое чувство, граничащее с удивлением и радостью от увиденного и состраданием к людям. Происходит моментальное переосмысление ценностей, ты осознаешь, что окружающий наш мир, это лишь предметы и вещи, и больше ничего. Ты проходишь сквозь туннель листьев и в его глубине замечаешь десятиэтажный дом, рядом с ним еще один дом и еще один, целая улица этих домов. Это был обыкновенный советский район, это была обыкновенная советская улица, где ездили автомобили, работали магазины, люди спешили на работу и теперь здесь пусто. Проникаясь этими мыслями, твое тело вмиг обсыпается мурашками, словно сыпью. Перед твоими глазами стоят семьи на автобусной остановке, ты видишь густой трафик, ты видишь открытые форточки квартир, но этого больше не существует. Буквально за одно мгновенье все это перестало существовать.“

„Язык силы — это язык маргиналов.“

„Армия — это последнее место на земле, где можно отдать долг Родине. Год вылизывания зассаных полов; получения регулярных ***ов от дедов; вскапывание генеральских дач; заглот чьих-то пенисов, втихаря сунутых тебе в пасть, пока ты спишь в казарме полной мужиков — это долг Родине? Я никогда не кину банку от пива — я уже принес Родине больше пользы, чем отмудоханный дегенерат, просравший год в *** никому ненужной структуре, где за все это время ему дважды дадут подержать нерабочий задроченный АК-47! Даже не 74-ый, а 47-ой!
Я уверен, сейчас понабежит куча людей, прошедших через армию в России, Украине, при этом им будет от силы 13 лет и они будут говорить, что я ошибаюсь, либо в более грубой форме, окей, дерзайте.“

„К сожалению, мне кажется, что их [американцев] улыбки пустые и не стоят ничего. Потому что для меня, что улыбка, что смех, это очень дорогой и главное — интимный товар, с которым ты можешь поделиться не с каждым. Я вот не чувствую никакой искренности, скорее вижу глянцевую, красивую обложку, не более.“


„Я прочитал ваши комментарии под прошлым роликом и все они заряжены таким справедливым негативом: «Бля, я живу в Мухосранске, а тут, на краю света, люди живут так». Это правда, но я бы не стал уж сильно им завидовать, потому что они не понимают, где они живут, для них это обыкновенная жизнь. В отличие от них, у вас есть реальный козырь — вы видели дерьмо, поэтому вы максимально мотивированы. Им ***, они родились в Лос-Анджелесе, они здесь выросли, они здесь работают. Для них это нормально — проснуться утром, сесть в «Porshe» и поехать куда-нибудь в офис в какой-нибудь небоскреб.
Почему так много наших земляков, которые приезжают в Америку, становятся настолько успешными? Да потому что мотивированы! Они видели дерьмо и они пытаются оттуда вылезти!“

„Когда я был в Израиле, в Хайфе, вру, в Тель-Авиве, я был свидетелем того, как должна выглядеть армия. Чтобы долго не говорить — я был в частной больнице, <...> сидел в вестибюле и заходит в этот момент в больницу солдат, самый обыкновенный солдат — до нитки промокший потом, естественно, запах от него заставлял реветь больше, чем Хатико, он был весь измотанный. Не успела за ним закрыться дверь, как ему моментально уступают место четыре человека, из них один был дед лет 90, который еле стоял на ногах.
То есть — насколько велико уважение к солдату? А все потому, что это защитник Родины — человек, который, если что, а такие случаи в Израиле не редкость, там сложная обстановка с Палестиной, так вот, в случае чего он сможет защитить свой народ, а не начистить картошку и подставить жопу. Собственно — единственное, чему учит наша современная армия.“

„Я работал помощником адвоката по бракоразводным делам. <...> В ее офис стучала куча людей делить имущество, они все были разных возрастов, социальных положений, достатка, но все с одинаковой историей — резкая вспышка страсти, любовь, амбиции, обещания родителей поставить их на ноги, пышная свадьба, очень часто вся в кредит, год-два, ненависть, ссоры, скандалы и, конечно же, развод. Любимая стадия для юриста — некогда бывшие влюбленные отдают любые бабки, чтобы их любимый муж или жена гнили у помойки. Отсуживают детей, машины, квартиры, мебель, кольца. Было дело, молодожены делили посуду. Помните, они тоже когда-то нежились на лавочке, держались за руки. Первый поцелуй, романтика, вино, любовь, а теперь — делят, сука, тарелки!“

„Припять. Основан он был в 1970-м году, это был один из самых бурно развивающихся городов того времени. Это уникальное явление — город, родившийся в Союзе и сохранивший Союз в себе. СССР здесь никогда не умирал. Он жил, жив и жить будет всегда. Большой интерес для меня Припять представляла тем, что это последнее место, где я смогу прикоснуться к этому прошлому и увидеть его именно таким, каким оно было. Потому что там это прошлое законсервировано навсегда. Это самое уникальное место в мире. Пробираясь через густые колючие рощи в заброшенную школу, я увидел там десятки агитплакатов, мотивирующих детей учиться, становиться лучше и совершенствоваться. Плакаты, пропагандирующие верить в партию и ее могущество, в ее добродетель, это непередаваемое ощущение. На мгновение мне стало им завидно. Он верили в светлые краски своего, казалось бы, несуществующего будущего. Мы же не верим даже в свое настоящее.“