Jonathan Littell цитаты

Jonathan Littell фото
2   0

Jonathan Littell

Дата рождения: 10. Октябрь 1967
Другие имена:جاناتان لیتل

Реклама

Джонатан Литтелл — американо-французский писатель, лауреат Гонкуровской премии .

Подобные авторы

Мишель Уэльбек фото
Мишель Уэльбек32
французский писатель и поэт
Габриэль Сидони Колетт фото
Габриэль Сидони Колетт24
французская писательница
Анатоль Франс фото
Анатоль Франс74
французский писатель и литературный критик
Франсуа Мориак фото
Франсуа Мориак18
французский писатель
Альбер Камю фото
Альбер Камю87
французский писатель-экзистенционалист
Андре Жид фото
Андре Жид21
французский писатель
Роже Мартен дю Гар фото
Роже Мартен дю Гар4
французский писатель
Ромен Роллан фото
Ромен Роллан55
французский писатель, общественный деятель, учёный-музыковед

Цитаты Jonathan Littell

„Проблема не в народе, а в ваших руководителях. Коммунизм — маска, натянутая на прежнее лицо России. Ваш Сталин — царь, Политбюро — бояре и аристократы, алчные и эгоистичные, ваши партийные кадры — чиновники, те же, что при Петре и Николае. Та же пресловутая российская автократия, вечная нестабильность, ксенофобия, абсолютная неспособность разумно управлять государством, террор вместо консенсуса и настоящей власти, наглая коррупция, только принявшая другие формы, некомпетентность и пьянство. Прочтите переписку Курбского с Иваном Грозным, прочтите Карамзина, Кюстина. Основной признак вашей истории никогда не изменить: унижение, из поколения в поколение, от отца к сыну. Испокон века, и особенно с эпохи монгольского ига, все вас унижают, и политика вашего правительства состоит не в том, чтобы бороться с униженностью и ее причинами, а в том, чтобы спрятать ее от остального мира. Петербург Петра не что иное, как потемкинская деревня, не окно, прорубленное в Европу, а театральная декорация, установленная, чтобы спрятать от Запада нищету и грязь. Но унижать можно лишь тех, кто терпит унижение; и лишь униженные способны унижать других. Униженные тысяча девятьсот семнадцатого, от Сталина до мужика, навязывают свой страх и унижение другим. Потому что в этой стране униженных царь, какой бы властью он ни обладал, беспомощен, его воля тонет в болотах и топях его администрации. Перед царем все кланяются, а за его спиной воруют и плетут заговоры, все льстят начальству и вытирают ноги о подчиненных, у всех рабское мышление, ваше общество сверху донизу пропитано рабским духом, главный раб — это царь, который не может ничего сделать с трусостью и униженностью своего рабского народа и от бессилия убивает, терроризирует и унижает его еще больше. И каждый раз, когда в вашей истории возникает переломный момент, реальный шанс разорвать порочный круг, чтобы создать новую историю, вы его упускаете: и перед свободой, вашей свободой семнадцатого года, о которой вы говорили, все — и народ, и вожди — отступают и возвращаются к уже выработанным рефлексам.

Но такая уж вещь прошлое - если вцепилось однажды зубами в вашу плоть, больше не отпустит.

The truth is great, and shall prevail, When none cares whether it prevail or not.

Опять наступила ночь, третья в этой каменной вечности. Опять я блуждал среди зарослей и осыпающихся скал своих мыслей.

Вот почему я плакал, я больше ничего не понимал и хотел быть один, чтобы ничего не понимать и дальше.“

—  Jonathan Littell
The Kindly Ones

„при всех весьма значимых различиях наши мировоззрения базируются на общем принципе: обе идеологии по характеру детерминистские. Но у вас расовый детерминизм, а у нас — экономический, но детерминизм. И вы, и мы верим, что человек не выбирает судьбу, она навязана природой или историей, и делаем отсюда вывод, что существуют объективные враги, что отдельные категории людей могут и должны быть истреблены на законном основании, просто потому, что они таковы, а не из-за их поступков или мыслей. И тут разница только в том, кого мы зачисляем в категорию врагов: у вас — евреи, цыгане, поляки и, насколько мне известно, душевнобольные, у нас — кулаки, буржуазия, партийные уклонисты. Но, в сущности, речь об одном и том же: и вы, и мы отвергаем homo economicus, то есть капиталиста, эгоиста, индивидуалиста, одержимого иллюзиями о свободе, нам предпочтителен homo faber. Или, говоря по-английски, not a self-made man but a made man, [ведь коммуниста, собственно, как и вашего прекрасного национал-социалиста, надо выращивать, обучать и формировать. И человек сформированный оправдывает безжалостное уничтожение тех, кто не обучаем, оправдывает НКВД и гестапо, садовников общества, с корнем вырывающих сорняки и ставящих подпорки полезным растениям.“

—  Jonathan Littell
The Kindly Ones

Help us translate English quotes

Discover interesting quotes and translate them.

Translate quotes
Сегодня годовщина
Пауло Коэльо фото
Пауло Коэльо121
бразильский писатель и поэт 1947
Стивен Джон Фрай фото
Стивен Джон Фрай23
британский писатель (прозаик, драматург), актёр, сценарис... 1957
Симона Вейль фото
Симона Вейль17
французский философ и религиозный мыслитель 1909 - 1943
Тихон Задонский фото
Тихон Задонский15
святитель, епископ Воронежский и Елецкий, Задо́нский чудот... 1724 - 1783
Другие 69 годовщин
Подобные авторы
Мишель Уэльбек фото
Мишель Уэльбек32
французский писатель и поэт
Габриэль Сидони Колетт фото
Габриэль Сидони Колетт24
французская писательница
Анатоль Франс фото
Анатоль Франс74
французский писатель и литературный критик
Франсуа Мориак фото
Франсуа Мориак18
французский писатель