„Будь таким, каким хочешь казаться.“

Темы
бытие
 Сократ фото
Сократ101
древнегреческий философ из Афин -469 - -399 до н.э.
Реклама

Похожие цитаты

Сергей Сергеевич Хоружий фото
Реклама
Хаяо Миядзаки фото
Жак Фреско фото
Реклама
Георгий Дмитриевич Гачев фото
Джефф Фостер фото

„Прежде, чем родились звезды.
Полная свобода — это самый большой подарок, который ты можешь предложить кому-либо.
Свобода любить, смеяться, плакать, чувствовать испуг, злость, неуверенность, сомнения или радость.
Чтобы хранить их в этом надежном и священном пространстве.
Ты не сможешь заставить кого-либо быть счастливым.
Но ты можешь присутствовать.
Присутствовать рядом с их несчастьем и волнением.
Присутствовать рядом с жизнью, которая движется в них.
И ты можешь пригласить их к более глубокому Счастью.
Счастью, которым является само Бытие.
Счастью, которое поддерживает их точно такими, какие они есть.
Ты можешь пригласить их к Счастью, с которым ты поддерживаешь их сейчас.
Подобно тому Счастью, с которым земля поддерживает цветы, деревья, большие горные массивы.
Тому, которое поддерживало тебя с самого начала.
Прежде, чем родились звезды.“

—  Джефф Фостер 1977

Реклама
Теодор Паркер фото
Альбер Камю фото
Брюс Ли фото
Реклама
Октавио Пас фото
Георгий Дмитриевич Гачев фото
Реклама
Томас Манн фото

„Прошлое — это колодец глубины несказанной. Не вернее ли будет назвать его просто бездонным?
Так будет вернее даже в том случае и, может быть, как раз в том случае, если речь идет о прошлом всего только человека, о том загадочном бытии, в которое входит и наша собственная, полная естественных радостей и сверхъестественных горестей жизнь, о бытии, тайна которого, являясь, что вполне понятно, альфой и омегой всех наших речей и вопросов, делает нашу речь такой пылкой и сбивчивой, а наши вопросы такими настойчивыми. Ведь чем глубже тут копнешь, чем дальше проберешься, чем ниже спустишься в преисподнюю прошлого, тем больше убеждаешься, что первоосновы рода человеческого, его истории, его цивилизации совершенно недостижимы, что они снова и снова уходят от нашего лота в бездонную даль, в какие бы головокружительные глубины времени мы ни погружали его. Да, именно «снова и снова»; ибо то, что не поддается исследованию, словно бы подтрунивает над нашей исследовательской неуемностью, приманивая нас к мнимым рубежам и вехам, за которыми, как только до них доберешься, сразу же открываются новые дали прошлого. Вот так же порой не можешь остановиться, шагая по берегу моря, потому что за каждой песчаной косой, к которой ты держал путь, тебя влекут к себе новые далекие мысы.
Поэтому практически начало истории той или иной людской совокупности, народности или семьи единоверов определяется условной отправной точкой, и хотя нам отлично известно, что глубины колодца так не измерить, наши воспоминания останавливаются на подобном первоистоке, довольствуясь, какими-то определенными, национальными и личными, историческими пределами.“

—  Томас Манн немецкий писатель, эссеист, лауреат Нобелевской премии 1875 - 1955

„Жизнь на Севере — суровая и трудная, и здесь как на ладони видно, кто чего стоит, все равно — будь он русским, поляком или евреем. Здесь природа одинаково относится к людям: то морозом травит, то с ума сводит, то опять-таки восхищает северным сиянием. В «Соловецких записках» ты можешь прочитать о моем увлечении этими людьми, с которых содрали кожу, живущими между бытием и небытием, пьющими насмерть. Если бы «кожу» заменить русским словом «мишура», то ты был бы прав — это увлечение жизнью. Между бытием и небытием. На грани. Итак, я дошел до грани. Далее уже только лед, снег и вечная мерзлота. Ни следов человека, никаких раскопок, никаких руин… И до космоса отсюда ближе, ибо не природа, а небо здесь диктует ритм: цикл солнца, полярная ночь, северное сияние. И последний рубеж… ведь Острова, по поверьям саамов, лежат на полпути в тот мир — как келья монаха, как зона. И еще одно… Гомбрович когда-то написал: «Я один. Поэтому я больше существую».“

—  Мариуш Вильк 1955

Далее