Жан Бодрийяр цитаты

Жан Бодрийяр фото

14   0

Жан Бодрийяр

Дата рождения: 27. Июль 1929
Дата смерти: 6. Март 2007

Жан Бодрийя́р — французский социолог, культуролог и философ-постмодернист, фотограф, преподавал в Йельском университете.

Несмотря на то, что Бодрийяра нередко называют даже «гуру» постмодерна, сам он открещивался от подобных ярлыков. Так, в интервью по поводу «войны в заливе» Бодрийяр заявил, что «постмодерности» не было, а тем, кто называет его постмодернистом, он ответил в интервью с Майком Гейном : «…Постмодернизм, как мне кажется, в изрядной степени отдает унынием, а то и регрессией. Это возможность мыслить все эти формы через своеобразное смешение всего со всем. Я не имею с этим ничего общего. Это ваше дело».



„Мы отныне лишь безответственные пользователи стремящихся к нулю жестов и усилий.“

„Нет ничего более таинственного, чем телевизор, работающий в пустой комнате, это еще более странно, чем человек, разговаривающий сам с собой, и женщина, которая о чем-то мечтает, стоя у плиты.“


„Каждая старинная вещь красива просто потому, что она дожила до наших дней.“

„Человек не свободен от своих вещей, вещи не свободны от человека.“

„Вещи — это бытовая мифология, в которой гасится наш страх времени и смерти.“

„Вещи стали сложнее, чем действия человека по отношению к ним.“

„Зеркало придает пространству завершенность.“

„«Прекрасная вещь» — скажет коллекционер, а отнюдь не «прекрасная статуэтка».“


„Становясь совершенной, форма отводит человеку роль стороннего созерцателя собственного могущества.“

„Народ оказался публикой… Массам преподносят смысл, а они жаждут зрелища.“

„Все — соблазн, и нет ничего, кроме соблазна.“

„С потреблением мы оказываемся в обществе распространившейся, тотальной конкуренции, которая действует на всех уровнях — на экономическом, на уровне знания, желания, тела, знаков, импульсов; все вещи отныне производятся как меновые ценности в непрерывном процессе дифференциации и сверхдифференциации.“


„Соблазнять означает слабеть, «разваливаться». Мы соблазняем только нашей слабостью и никогда — силой или знаками силы. Именно эту слабость мы пускаем в ход в игре обольщения, она-то и придает нам мощь, наделяет способностью соблазнить.“

„Раз политическая экономия есть наибо­лее последовательная попытка покончить со смертью, то ясно, что одна лишь смерть может покончить с политической экономией“

Подобные авторы