Жюль Анри Пуанкаре цитаты

Жюль Анри Пуанкаре фото

17   0

Жюль Анри Пуанкаре

Дата рождения: 29. Апрель 1854
Дата смерти: 17. Июль 1912
Другие имена: Анри Пуанкаре

Жюль Анри́ Пуанкаре́ — французский математик, механик, физик, астроном и философ. Глава Парижской академии наук , член Французской академии и ещё более 30 академий мира, в том числе иностранный член-корреспондент Петербургской академии наук .

Историки причисляют Анри Пуанкаре к величайшим математикам всех времён. Он считается, наряду с Гильбертом, последним математиком-универсалом, учёным, способным охватить все математические результаты своего времени. Его перу принадлежат более 500 статей и книг. «Не будет преувеличением сказать, что не было такой области современной ему математики, „чистой“ или „прикладной“, которую бы он не обогатил замечательными методами и результатами».

Среди его самых крупных достижений:

Создание топологии.

Качественная теория дифференциальных уравнений.

Теория автоморфных функций.

Разработка новых, чрезвычайно эффективных методов небесной механики.

Создание математических основ теории относительности, а также обобщение принципа относительности на все физические явления.

Наглядная модель геометрии Лобачевского.


„Сомневаться во всем, верить всему — вот два решения, одинаково удобные: и то и другое избавляет нас от необходимости размышлять.“

„Мысль никогда не должна подчиняться ни догме, ни направлению, ни страсти, ни интересу, ни предвзятой идее, ни чему бы то ни было, кроме фактов, потому что для нее подчинится — значило бы перестать существовать.“


„Учёный изучает природу не потому, что это полезно: он изучает её потому, что это доставляет ему удовольствие, потому, что она прекрасна. Если бы природа не была прекрасной, она не стоила бы того труда, который тратится на её познание, и жизнь не стоила бы того труда, чтобы её прожить. Я, конечно, не говорю здесь о той красоте, которая поражает наши чувства, о красоте качеств и внешней формы вещей; нельзя сказать, чтобы я относился к ней с пренебрежением, – я далёк от этого, – но просто она в стороне от науки. Я говорю о той красоте, более интимной, внутренней, которая сквозит в гармоничном порядке частей и которую воспринимает только чистый интеллект <...> красота, воспринимаемая интеллектом, есть красота самодовлеющая, существующая сама для себя, и это ради неё, быть может, более чем для будущего блага человечества, учёный обрекает себя на многолетнюю и утомительную работу.“

„Наука — это кладбище гипотез.“

„Математика — это искусство называть разные вещи одним и тем же именем.“

„Социология — это наука с максимальным множеством методов и минимальными результатами.“

„В математике нет символов для неясных мыслей.“

„Из всех сторон анализа наиболее возвышенны, наиболее – так сказать – чисты как раз те, которые будут наиболее плодотворны в руках, умеющих ими пользоваться.“


„Небольшие различия в начальных условиях рождают огромные различия в конечном явлении… Предсказание становится невозможным.“

„Изыскание истины должно быть целью нашей деятельности: это единственная цель которая достойна её.“

„Для поверхностного наблюдения научная истина не даёт места никаким сомнениям: логика науки непогрешима, и если учёные иногда ошибаются, то это потому, что они забывают логические правила.“

„Наука не сводится к сумме фактов, как здание не сводится к груде камней.“ Наука строится из фактов, как дом строится из кирпичей; но сумма фактов не есть наука, так же как груда кирпичей не есть еще дом.


„Писатели, украшающие язык и относящиеся к нему как к объекту искусства, тем самым делают из него орудие более гибкое, более приспособленное для передачи мысли. Так и аналитик, преследующий чисто эстетические цели, содействует созданию языка, более приспособленного к тому, чтобы удовлетворить физика.“

„Точно определённый язык – вещь весьма небезразличная. Возьмём, например, из области той же физики. Неизвестный изобретатель слова «теплота» ввёл в заблуждение целые поколения. Теплоту стали рассматривать как вещество (просто потому, что она была названа именем существительным и стали её считать неуничтожаемой.“

„Итак, все законы выводятся из опыта. Но для выражения их нужен специальный язык. Обиходный язык слишком беден; кроме того, он слишком неясен для выражения столь богатых содержанием точных и тонких соотношений.“

„Люди, относящиеся с полным презрением к теории, тем не менее, не колеблясь, извлекают из неё постоянные выгоды, лишение которых быстро остановило бы прогресс, и мы застыли бы в косности.“

Подобные авторы