Цитаты о мэр

Коллекция цитат на тему мэр.

Всего 17 цитат, фильтровать:







„С моей точки зрения, самое интересное, что сказал нам Владимир Владимирович Путин в своем послании, безусловно, обращалось к внутренней Турции. А внутренняя Турция у нас в том месте, где он говорил о том, что Россия уже три года растет. У нас естественный прирост населения. И все как-то так говорят, действительно, а Путин говорит, а это почему. Это мы не преодолели кризис, демографическую дыру 90-х годов, а это потому что рожать в России хорошо и интересно. Уютно и сказочно. Потому что есть вторые, третьи, четвертые дети и мы рады, что наша русская семья крепнет. Так вот, я специально пришел в распечаткой. Я хочу вам рассказать про рождаемость в России. Поскольку по 2015 году, к сожалению, статистика — наука, фиксирующая законченные циклы, еще у нас нет статистики. Но по 2014 мы ее точно знаем. У нас действительно есть по 2014 году прирост населения. 33 тысячи 688 человек, что для России абсолютная ерунда. Вообще ни о чем это не говорит. Но о’кей, мы согласились. Прирост есть небольшой. Где же он есть. Смотрим мы. Чечня – 26 тысяч человек прироста населения. Республика Ингушетия – 8 тысяч. Республика Дагестан – 41 тысяча прирост населения. Республика Бурятия – 6, Кабардино-Балкария – 6, Татарстан – в районе 6. Где у нас, товарищи, убыль. Вы, я надеюсь, понимаете, где у нас убыль. Псковская – минус 5, Тульская – минус 11, Тверская – минус 9, Тамбовская – минус 7, Новгородская – минус 4, Ленинградская область – минус 10 и всего в целом у нас только по Центральному федеральному округу чистая убыль населения, дорогие мои соотечественники, – 85 тысяч человек русских умерло в прошлом году. В смысле уменьшилось количество русских в России. А в Северо-Кавказском федеральном округе количество россиян увеличилось на 90 тысяч человек. Такая же ситуация по Приволжскому, Северо-Западному округам. И так далее. То есть он говорит абсолютную правду, но внутренняя наша Россия в РФ уменьшается и умирает, а внутренняя Турция в РФ, безусловно, увеличивается. И к Владимиру Владимировичу Путину буквально в 1999 году однажды мэр города Стамбула, вы будете смеяться, его звали Реджеп Эрдоган тогда, как раз обращался на знаменитом митинге, за который потом был осужден и даже в какой-то момент не смог стать премьер-министром Турции именно из-за того, что у него была судимость. Но это довольно быстро решили. Потому что с Путиным и с Эрдоганом, как вы понимаете, довольно быстро меняют законодательство под них эти две удивительные страны. Так вот, Эрдоган говорит из 1999 года Путину Владимиру Владимировичу: «Демократия — лишь поезд, с которого мы сойдем, как только достигнем цели. Мечети — наши казармы, их минареты – штыки, их купола – шлемы. А верующие – наши воины». Вот, собственно говоря, что являет собой Турция внешняя и Турция внутренняя, приростом которой сегодня так гордился Владимир Владимирович Путин.“Из блога на Эхе.

Джек Лондон фото
Джек Лондон36
американский писатель, социалист, общественный деятель 1876 – 1916
„- Нам повезло, почти все в сборе,- шепнул Бриссенден Мартину,- Вот Нортон и Гамильтон. Пойдемте к ним. Стивенса, к сожалению, пока нет. Идемте. Я начну разговор о монизме, и вы увидите, что с ними будет.
Сначала разговор не вязался, но Мартин сразу же мог оценить своеобразие и живость ума этих людей. У каждого из них были свои определенные воззрения, иногда противоречивые, и, несмотря на свой юмор и остроумие, эти люди отнюдь не были поверхностны. Mapтин заметил, что каждый из них (независимо от предмета беседы) проявлял большие научные познания и имел твердо и ясно выработанные взгляды на мир и на общество. Они ни у кого не заимствовали своих мнений; это были настоящие мятежники ума, и им чужда была всякая пошлость. Никогда у Морзов не слыхал Мартин таких интересных разговоров и таких горячих споров. Казалось, не было в мире вещи, которая не возбуждала бы в них интереса. Разговор перескакивал с последней книги миссис Гемфри Уорд на новую комедию Шоу, с будущего драмы на воспоминания о Мансфилде. Они обсуждали, хвалили или высмеивали утренние передовицы, говорили о положении рабочих в Новой Зеландии, о Генри Джемсе и Брандере Мэтью, рассуждали о политике Германии на Дальнем Востоке и экономических последствиях желтой опасности, спорили о выборах в Германии и о последней речи Бебеля, толковали о последних начинаниях и неполадках в комитете объединенной рабочей партии, и о том, как лучше организовать всеобщую забастовку портовых грузчиков.
Мартин был поражен их необыкновенными познаниями во всех этих делах. Им было известно то, что никогда не печаталось в газетах, они знали все тайные пружины, все нити, которыми приводились в движение марионетки. К удивлению Мартина, Мэри тоже принимала участие в этих беседах и при этом проявляла такой ум и знания, каких Мартин не встречал ни у одной знакомой ему женщины.
Они поговорили о Суинберне и Россетти, после чего перешли на французскую литературу. И Мэри завела его сразу в такие дебри, где он оказался профаном. Зато Мартин, узнав, что она любит Метерлинка, двинул против нее продуманную аргументацию, послужившую основой "Позора солнца".
Пришло еще несколько человек, и в комнате стало уже темно от табачного дыма, когда Бриссенден решил, наконец, начать битву.
- Тут есть свежий материал для обработки, Крейз, -сказал он, - зеленый юноша с розовым лицом, поклонник Герберта Спенсера. Ну-ка, попробуйте сделать из него геккельянца.
Крейз внезапно встрепенулся, словно сквозь него пропустили электрический ток, а Нортон сочувственно посмотрел на Мартина и ласково улыбнулся ему, как бы обещая свою защиту.
Крейз сразу напустился на Мартина, но Нортон постепенно начал вставлять свои словечки, и, наконец, разговор превратился в настоящее единоборство между ним и Крейзом. Мартин слушал, не веря своим ушам, ему казалось просто немыслимым, что он слышит все это наяву - да еще где, в рабочем квартале, к югу от Мар-кет-стрит. В этих людях словно ожили все книги, которые он читал. Они говорили с жаром и увлечением, мысли возбуждали их так, как других возбуждает гнев или спиртные напитки. Это не была сухая философия печатного слова, созданная мифическими полубогами вроде Канта и Спенсера. Это была живая философия спорщиков, вошедшая в плоть и кровь, кипящая и бушующая в их. речах. Постепенно и другие вмешались в спор, и все следили за ним с напряженным вниманием, дымя папиросами.“
Martin Eden


Альберт Михайлович Макашов3
российский оппозиционный политик, генерал-полковник 1938



Роальд Даль фото
Роальд Даль13
английский писатель норвежского происхождения, автор рома... 1916 – 1990