Нина Николаевна Берберова цитаты

Нина Николаевна Берберова фото

18   0

Нина Николаевна Берберова

Дата рождения: 26. Июль 1901
Дата смерти: 26. Сентябрь 1993

Ни́на Никола́евна Бербе́рова — русская писательница, автор документально-биографических исследований и мемуаров. Одна из жён Владислава Ходасевича.


„Из всех страстей (к власти, к славе, к наркотикам, к женщине) страсть к женщине всё-таки — самая слабая.“

„Не все в жизни надо читать, не обо всем иметь свое мнение, можно не стыдиться чего-то не знать.“


„Я не умею любить прошлое ради его «погибшей прелести». Всякая погибшая прелесть внушает мне сомнения: а что, если погибшая она в сто раз лучше, чем непогибшая? Мертвое никогда не может быть лучше живого.“

„Чужая любовь ко мне, мною не разделяемая, делает меня злой: мне кажется, что кто-то накладывает на меня руку, и мне хочется ударить эту руку.“

„Счастье женщины — быть бесконечно преданной и ласковой.“

„Часто он писал <дневник> пьяный. Алёша спал рядом. Была такая тишина, что когда собака пробегала по саду, было слышно в кабинете. Он засыпал на стуле...“

„Ненавижу пошлость женской городской буржуазной жизни. Лучше стирать, готовить, ходить за садом. Люблю прогулки на велосипеде, беготню с собаками, вечернюю тишину деревенского дома.“

„Каждый человек — целая вселенная и потому больше, чем планета, на которой живёт.“


„Мы меняемся, и желания наши меняются, и странно было бы стремиться всю жизнь к чему-то одному, словно это неподвижный горный пик, к которому направляется альпинист.“

„...а летом он уже не был в Москве. Он был на даче, под Петербургом, он опять свиделся с братьями.“

„Завтрак у Альбрехта. Съел огурец, и воспоминание об огурце преследовало до ночи: огурцы он не переваривал. Кроме того — литовская водка, которую он за эту зиму полюбил так, что дня не мог прожить без неё. Днём, когда в голове шумело, в ногах была тяжесть и хотелось лечь носом к стенке и тихо стонать, пришёл Танеев...“

„«Валькирия» вывела его из себя.“


„Я вижу теперь, что самое страшное, что может со мной случиться, это что я могу высохнуть. Высохнут глаза, высохнет рот, высохнет мозг. Не будет никаких соков, а я буду всё ещё жить и жить — может быть, сорок лет. Жить без соков — это самое страшное для человека.“

„А главное — в самом себе всё было не так уж гладко: в «Опричнике» он разочаровался ещё на репетициях“

„Одни хотели мир изменить. Другие хотели мир поправить. Между этими двумя племенами не могло быть смешанных браков.“

„Цивилизация есть усложнение жизни, из одноэтажной жизнь делается многоэтажной. Потом начинают на этом здании нарастать всякие башенки и балкончики, потом флигельки обрастают мезанинчиками. И эта ложная готика-рококо вдруг делается помехой жизни.“

Подобные авторы