Ибн Каййим аль-Джаузия цитаты

12   0

Ибн Каййим аль-Джаузия

У нас нет подтверждения идентичности данного автора, поэтому речь необязательно идет об известной личности.

Шамсудди́н Абу́ Абдулла́х Муха́ммад ибн Абу́ Бакр, более известный как Ибн Каййим аль-Джаузийя — мусульманский богослов, видный представитель ханбалитской школы мусульманского права.

Цитаты Ибн Каййим аль-Джаузия


„Мужчина — это тот, кто боится смерти своего сердца, а не смерти своего тела.“

„Когда деньги есть в ваших руках, а не в сердцах ваших, то это не повредит вам, даже если их много. И когда они находятся в ваших сердцах, то это повредит вам, даже если их нет в ваших руках.“


„И даже если человеку дан весь мир и все, что в нем есть, все это не заполнит его пустоту.“

„Закуй свой гнев в оковы кротости, ибо поистине он подобен собаке, которая, сорвавшись с цепи, принесёт много бед.“

„Клянусь Аллахом, умный враг причиняет меньше вреда, чем невежественный друг!“

„Первая из степеней счастья — когда у человека ухо усваивающее и сердце, разумеющее то, что усваивает ухо. Он слышит и разумеет, и ясно видит путь, которым нужно следовать, и видит вехи на этом пути, и видит, что большинство людей отклонились от этого пути либо вправо, либо влево. Но сам он неуклонно следует этим путём, не отклоняясь вместе с отклоняющимися...“

„Испытания и несчастья походят на чувство жары и холода. Когда знаешь, что их нельзя избежать, то не гневаешься при их появлении и не обеспокоен и не приведен в уныние.“

„Кто хорошо думает о себе, тот самый невежественный человек по отношению к себе.“


„Есть люди с натурой свиньи, которая проходит мимо благого равнодушно, а стоит человеку отойти от нечистот своих, как она тут же бросается к ним. Так и многие люди: они слышат и видят от тебя во много раз больше хорошего, чем плохого, но не запоминают это и не передают, ибо это не соответствует их природе, но при этом они с готовностью отлавливают каждый твой проступок или неосторожное слово, ибо это как раз соответствует их природе. Это для них словно фрукт или аппетитная закуска.“

„Печаль лишает сил сердце, ослабляет решимость и вредит воле человека. <...> Печаль — один из недугов сердца, но его можно укротить и взять под контроль.“

„Порой душа привыкает к терпению, но затем её решимость пропадает по причине слабости знания и проницательности.
Примером тому может быть человек, пошедший по пути, полному опасностей, пути, который ведёт к вершине безопасности, и он знает, что нужно терпеть — тогда страх закончится, пройдёт, а в конце его ожидает мир, покой и безмятежность; такой человек нуждается в сильном терпении и убеждённости в том, к чему он идёт. Как только ослабевает его терпение или убеждённость, не выдерживает сложностей и возвращается с этой дороги; тем более, если рядом нет спутника, и он не переносит одиночества, то начинает говорить: «куда ушли люди? Я бы пошёл за ними». Таково положение большинства созданий и это то, что их губит.“
См. "Игасат аль-ляхфан"

„Христопоклонники, вот вам вопрос наш
Пусть на него ответит, тот кто сможет: Если господь погиб от рук злодеев
Что за господь такой скажите все же? И разве Он доволен их поступком?
Коль так, тогда они блаженны тоже? А если он разгневан их деянием,
Тогда они сильней Его, похоже? И значит мир без Господа остался,
Того, кто отвечать и слышать может? И значит семь небес осиротели,
Когда в сыру землю он был положен? Осталася Вселенная без Бога
И управителя – прибит ведь он же? Как ангелы могли его оставить
Без помощи, увидев слезы божьи? Как выдержали деревяшки бога,
Когда затылком был к доске приложен? И как к нему приблизиться железо,
И как его пробить и ранить может? И как могли враги его руками
Ударить, прикоснувшись к его коже? И сам Христос – себя ли оживил он?
Иль воскресил его другой бог все же? Как может быть: земля покрыла бога
И даже чрево было ему ложем? Пробыл он девять месяцев во чреве
Во мраке кровь его питала тоже Через отверстие младенец вышел
Сосок груди ему был в рот положен Он ел и пил, и как другие люди
Нужду справлял – и это бог твой тоже? Бог выше измышлений христианских
Христианин за это будет спрошен! Крестопоклонники, и что вам делать:
Орудье смерти чтить или клясть может? Не будет ли разумно сжечь вам
Орудье смерти или уничтожить? Коль бог на нем насильно был распятый
И был руками он к кресту пригвозжен? Тогда сей крест пусть будет вечно проклят
Топчи его, а целовать его не гоже! Его ты чтишь, а бог на нем унижен
Не друг ты значит, а ненавистник божий А если поклоняешься кресту ты,
За то, что нес он тело бога все же Так крест его давно уже утерян
Откуда знаешь, на что он был похожий? Так как от чего тебе не кланяться могилам
Ведь твой господь в могилу был положен? О раб Христа опомнись поскорее!
Было начало и конец был тоже...“
См. «Игъасат аль-лахфан» 291-292. Перевел с арабского Абу Зайд Сабит Иркути.

Подобные авторы