Мишель Уэльбек цитаты

Мишель Уэльбек фото

32   0

Мишель Уэльбек

Дата рождения: 26. Февраль 1956

Мише́ль Уэльбе́к — французский писатель, поэт. Лауреат премии Ноябрь за роман «Элементарные частицы» и Гонкуровской премии за роман «Карта и территория» .



„Есть много людей, которые находятся в столь плачевной жизненной ситуации, что для них хорошая литература — это единственный источник радости.“

„После прочтения моих романов должно оставаться ощущение, что ещё немного — и всё бы было хорошо.“


„Сексуальность — одна из систем социальной иерархии.“

„Мир, не уважающий ничего кроме юности, мало-помалу пожирает человеческое существо.“

„Всему есть пределы и какой бы сопротивляемостью ни обладал каждый из нас, в итоге все мы умираем от любви, вернее, от недостатка любви - в конечном итоге это вещь смертельная.“

„Я погружаюсь в бездну. Моя кожа стала чем-то вроде границы, которую силится продавить окружающий мир. Я оторван от всего; отныне я – пленник внутри самого себя. Божественного слияния уже не произойдет; цель жизни не достигнута. Два часа пополудни.“

„Молодость, красота, сила: критерии у физической любви ровно те же, что у нацизма.“

„Не нравится мне этот мир. Решительно не нравится. Общество, в котором я живу, мне противно; от рекламы меня тошнит; от информатики выворачивает наизнанку.“


„Ни одна эпоха, ни одна цивилизация не создавала людей, в душе которых было бы столько горечи. В этом смысле мы живём в уникальное время. Если бы надо было выразить духовное состояние современного человека одним-единственным словом, я, несомненно, выбрал бы слово «горечь».“

„Я лучше, чем когда-либо, сознавал, что человечество не заслуживало жизни, что вымирание этого вида — со всех точек зрения благая весть; и всё же эти разрозненные, истлевающие реликты внушали какое-то скорбное чувство.“

„Счастья бояться не надо: его нет.“

„Разница в возрасте — последнее табу, единственная граница, тем более непреодолимая, что больше никаких границ не осталось, она заменила их все. В сегодняшнем мире можно заниматься групповым сексом, быть би- и транссексуалом, зоофилом, садомазохистом, но воспрещается быть старым.“


„Вам не грозит счесть страдание целью, к которой надо стремиться. Страдание есть, следовательно, быть целью не может.“

„Мёртвый поэт писать не может, отсюда необходимость оставаться живым.“

„Грустная вещь — крушение цивилизации, грустно видеть, как тонут её лучшие умы: поначалу чувствуешь себя в жизни не слишком уютно, а под конец мечтаешь об исламистской республике. Ну, или, скажем, немного грустная — безусловно, бывают вещи и погрустнее.“

„Чтите философов, но не подражайте им; ваш путь, увы, иной. Он неотделим от невроза. Пути поэзии и невроза пересекаются и чаще всего на последнем этапе сливаются — поэтическая струя почти неминуемо растворяется в кровавом потоке невроза. Но выбора у вас нет. Другой дороги тоже.“

Подобные авторы