Елена Викторовна Котова цитаты

Елена Викторовна Котова фото

99   0

Елена Викторовна Котова

Дата рождения: 21. Ноябрь 1954

Ко́това Елена Викторовна — российский экономист и публицист, фигурант коррупционного скандала. По первому образованию международный финансист, кандидат экономических наук, с 1994 по 2010 гг. занимала топ-позиции в банковском секторе России, США и Европы. В последние годы стала известна как архитектор-дизайнер жилого пространства.


„Девятое отделение Кащенко – слепок нашего общества. Половина его населения не отдает себе отчёта в том, что происходит с ними, с миром, что станет с их детьми, о любви к которым они готовы говорить часами. Особенно когда больше говорить не о чем… Депрессии, повторяющиеся год за годом, приводят их сюда вновь и вновь. А сколько таких же, которых их депрессии сюда не приводят?“

„«Почему русские не улыбаются?». Любят иностранцы мусолить этот вопрос. Русские, мол, никому не доверяют, страдания им необходимы, они истеричны, и вообще, эта загадочная русская душа... Это они так русского человека объясняют, дебилы... Не чтоб понять, а чтоб самим понятно было.“


„Брак по расчету... Все это было бы смешно, но только где сами дети в этих расчетах и просчетах? Которым положены детство в любви, взросление с папой и мамой, способными все понять и все простить. Нет детей в этих раскладах. Они не самостоятельная ценность для устраивающих свое счастье. Так, disposable teens, рычаг манипулирования, разменная монета.“

„Нам так нужны стабильность и неодиночество. Хочется прочной колеи, по которой покатится жизнь — любовь, женитьба, общее взросление и новая совместность. Откуда это возьмется в 18-25, а то и в тридцать лет?“

„Нет у родителей права использовать детей для своих жизненных гешефтов. Дал человеку жизнь, изволь вырастить его и сделать человеком. Его жизнь большая ценность, чем твоя, потому что ты ее дал ему.“

„Врач – тот, кто врачует. Лечит и словом. Таких отыскать – адов труд, уж если припрет по полной. Их единицы среди племени российских врачей, от которых ждешь высшего гуманизма, а не получаешь даже эмпатии – они не видит в вас человека.“

„Ощущение, как в самолёте, когда после девятичасового полёта над Атлантикой томительно, бесконечно тянутся последние полтора часа полета: в салоне уже духота, всё вкусное закончилось, на полу валяются ошметки целлофановых пакетов.“

„«Скоро чистыми будут считаться деньги только от святого духа», – бросила моя подруга, когда ей приказали закрыть счет в Швейцарии. Отнюдь не наша власть, что еще как-то можно было бы объяснить, а банк в Цюрихе, который лет десять неплохо зарабатывал и на ней, и на сотнях тысяч других русских клиентов, которых теперь решили гнать поганой метлой. Только потому, что они русские.“


„В стране, 24/7 идут дебаты. Все так болеют за страну — у экранов и на экранах, — что убожество идей буквально складывается в сериал. Оторваться невозможно, как от «Игры престолов». Либералы и государственники, патриоты и демократы, правые и левые готовы глотки друг другу перегрызть.“

„Россия — «трудный подросток», не стать ей, как все. Она слишком огромна, а ее анамнез слишком непрост.“

„... Или вот антикризисный план правительства. Никто толком не знает, что в нем, но план — уже неплохо.“

„Свободомыслящие подыгрывают власти в превращении страны в зону. А что? На зоне есть своя, тюремная свобода. Там можно быковать, показывать кулаки, считаясь лишь с теми, у кого кулаки крепче.“


„Социальные лифты – мужики, утратившие ощущение реальности. В обнимку с ней, двадцатилетней, ему на фото сорок, не больше! А был бы с увядшей первой – так и все шестьдесят. И не на фоне яхты в океане, а за дачным столом в кругу уже седеющих детей и внуков. За это мужик готов платить.“

„Понятия «писатель», «журналист» все чаще заменяются словом «автор». Изменился запрос. Люди читают не меньше, но хотят, чтобы было короче. Не книги и не статьи, а тексты. В которых есть позиция, цепляющие суждения и яркая эмоциональная окраска.“

„Уж как русские умеют радоваться, так никто не способен! Было б чему. Беда в том, что нечему.“

„О банальности вроде санкций уже и сказать нечего. Все от них страдают, они ничему не помогают, их вот-вот уже почти снимают. В последний миг опять облом: снова Россия выступила некстати и невпопад, снова стоны про «империю зла».“

Подобные авторы