Цитаты о познании

Коллекция цитат на тему познание.

Связанные темы

Всего 203 цитат о познании, фильтровать:


Соломон фото

„Во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь.“

—  Соломон третий еврейский царь, легендарный правитель объединённого Израильского царства -1011 - -931 до н.э.

Екк. 1:18
Источник: Книга Екклесиаста, или Проповедника (Вики) на сайте Библия-центр, гл. 1 http://www.bible-center.ru/bibletext?cont=synnew_ru&txt=ec+1

Альберт Эйнштейн фото

„Познание атома – детская игра по сравнению с загадками детской игры.“

—  Альберт Эйнштейн физик-теоретик, один из основателей современной теоретической физики, лауреат Нобелевской премии, общественный деятель-… 1879 - 1955

Альберт Эйнштейн фото

„Познание природы — это драма, драма идей.“

—  Альберт Эйнштейн физик-теоретик, один из основателей современной теоретической физики, лауреат Нобелевской премии, общественный деятель-… 1879 - 1955

Альберт Эйнштейн фото
Альберт Эйнштейн фото
Омар Хайям фото
Иммануил Кант фото
Людвиг Фейербах фото

„От жизни до смерти — один только шаг.
Любой из живых превращается в прах.
Извечное Время — учитель жестокий,
но пользу немногим приносят уроки.
Извечное Время-пророк, и мудрец,
и лучший наставник заблудших сердец.
Но ты его слову не внемлешь, бедняга,
и долгую жизнь почитаешь за благо.
Стремясь пересилить карающий рок,
познанья из опыта ты не извлек.
И Времени голос — разумное слово -
не тронул тебя, безнадежно глухого.
О, если б ты выслушал Времени зов!
Он горечи полон, правдив и суров.
А ты отдаешься бездумным усладам.
Ты смерти не ждешь, а она уже рядом.
Ты истины мира сего не постиг,
Ты жаждал всего — ничего не достиг.
Живешь во дворце, ненадежном и бренном,
готовься к нежданным, дурным переменам.
Безносая скоро придет за тобой,
Найдешь ли за гробом желанный покой?
Не скрыться от гибели, смертный лукавый,
повсюду дозоры ее и заставы.
Зачем ты поддался обману, мой брат?
Ведь разумом ты от природы богат.
Ты знал, что подлунная жизнь мимолетна,
но мысли об этом отверг беззаботно.
А смерть перед нами с косою своей.
Мы все — достоянье могильных червей.
Готовься к минуте последней и грозной,
одумайся, брат мой, покуда не поздно!
Спеши, не пускай суету на порог!
Покайся — вокруг торжествует порок.
Я тоже виновен, я — грешник беспечный.
Я завтра низринусь во мрак бесконечный.
Как медленно близится гибельный миг,
предел и вершина страданий моих!
Храни же меня перед бездной незримой,
мой разум бесстрашный и неколебимый.
Я вспомнил далекие юные дни -
весеннему саду подобны они.
Я все расточил. Ничего не осталось
на долю твою, горемычная старость.“

—  Абу аль-Атахия

Help us translate English quotes

Discover interesting quotes and translate them.

Start translating
Георг Гегель фото
Мартин Хайдеггер фото
Рене Декарт фото
Юсуф Баласагуни фото

„И создал человека Бог единый
Из воздуха, воды, огня и глины. Бог человеку зренье дал и руки,
дал ум для постижения науки. Создатель наш дал человеку слово,
Чтоб он вершиной стал всего земного. И разум дал, чтоб постигать нам знанья,
Чтобы благие совершать деянья. Бог дал нам совесть, дал нам стыд, и всё ж
Зло укрепилось в нас, вселилась ложь. Какой избрать нам путь — от нас зависит.
Достойным будь — Аллах тебя возвысит. Напомню слово опытных людей:
«Знай, знающий, разумный, разумей!» Умом постигнешь ты искусство чтенья,
потом писать к тебе придет уменье. Болезнь невежд не вылечат врачи:
Познанием невежество лечи. Ум — та веревка, что в тяжёлый час
над пропастью удерживает нас. Быть мудрым и скупцу прямой расчет:
Он выгоду из знаний извлечет. Мы только с помощью ума и знанья
Осуществим заветные желанья.“

—  Юсуф Баласагуни тюркский писатель 1020 - 1075

Артур Шопенгауэр фото
Леонардо да Винчи фото

„Познание стран мира — украшение и пища человеческих умов.“

—  Леонардо да Винчи итальянский художник, учёный, изобретатель, писатель, один из крупнейших представителей искусства Высокого Возрождения 1452 - 1519

Сократ фото
Джек Лондон фото

„- Нам повезло, почти все в сборе,- шепнул Бриссенден Мартину,- Вот Нортон и Гамильтон. Пойдемте к ним. Стивенса, к сожалению, пока нет. Идемте. Я начну разговор о монизме, и вы увидите, что с ними будет.
Сначала разговор не вязался, но Мартин сразу же мог оценить своеобразие и живость ума этих людей. У каждого из них были свои определенные воззрения, иногда противоречивые, и, несмотря на свой юмор и остроумие, эти люди отнюдь не были поверхностны. Mapтин заметил, что каждый из них (независимо от предмета беседы) проявлял большие научные познания и имел твердо и ясно выработанные взгляды на мир и на общество. Они ни у кого не заимствовали своих мнений; это были настоящие мятежники ума, и им чужда была всякая пошлость. Никогда у Морзов не слыхал Мартин таких интересных разговоров и таких горячих споров. Казалось, не было в мире вещи, которая не возбуждала бы в них интереса. Разговор перескакивал с последней книги миссис Гемфри Уорд на новую комедию Шоу, с будущего драмы на воспоминания о Мансфилде. Они обсуждали, хвалили или высмеивали утренние передовицы, говорили о положении рабочих в Новой Зеландии, о Генри Джемсе и Брандере Мэтью, рассуждали о политике Германии на Дальнем Востоке и экономических последствиях желтой опасности, спорили о выборах в Германии и о последней речи Бебеля, толковали о последних начинаниях и неполадках в комитете объединенной рабочей партии, и о том, как лучше организовать всеобщую забастовку портовых грузчиков.
Мартин был поражен их необыкновенными познаниями во всех этих делах. Им было известно то, что никогда не печаталось в газетах, они знали все тайные пружины, все нити, которыми приводились в движение марионетки. К удивлению Мартина, Мэри тоже принимала участие в этих беседах и при этом проявляла такой ум и знания, каких Мартин не встречал ни у одной знакомой ему женщины.
Они поговорили о Суинберне и Россетти, после чего перешли на французскую литературу. И Мэри завела его сразу в такие дебри, где он оказался профаном. Зато Мартин, узнав, что она любит Метерлинка, двинул против нее продуманную аргументацию, послужившую основой "Позора солнца".
Пришло еще несколько человек, и в комнате стало уже темно от табачного дыма, когда Бриссенден решил, наконец, начать битву.
- Тут есть свежий материал для обработки, Крейз, -сказал он, - зеленый юноша с розовым лицом, поклонник Герберта Спенсера. Ну-ка, попробуйте сделать из него геккельянца.
Крейз внезапно встрепенулся, словно сквозь него пропустили электрический ток, а Нортон сочувственно посмотрел на Мартина и ласково улыбнулся ему, как бы обещая свою защиту.
Крейз сразу напустился на Мартина, но Нортон постепенно начал вставлять свои словечки, и, наконец, разговор превратился в настоящее единоборство между ним и Крейзом. Мартин слушал, не веря своим ушам, ему казалось просто немыслимым, что он слышит все это наяву - да еще где, в рабочем квартале, к югу от Мар-кет-стрит. В этих людях словно ожили все книги, которые он читал. Они говорили с жаром и увлечением, мысли возбуждали их так, как других возбуждает гнев или спиртные напитки. Это не была сухая философия печатного слова, созданная мифическими полубогами вроде Канта и Спенсера. Это была живая философия спорщиков, вошедшая в плоть и кровь, кипящая и бушующая в их. речах. Постепенно и другие вмешались в спор, и все следили за ним с напряженным вниманием, дымя папиросами.“

—  Джек Лондон американский писатель, социалист, общественный деятель 1876 - 1916

Martin Eden

Лао-цзы фото

„Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit. Etiam egestas wisi a erat. Morbi imperdiet, mauris ac auctor dictum.“