Цитаты о прощении

Коллекция цитат на тему прощение.

Всего 196 цитат о прощении, фильтровать:







Жюль Анри Пуанкаре фото
Жюль Анри Пуанкаре 22
французский математик, физик, астроном и философ 1854 – 1912
„Казалось бы, что каждый хороший математик в то же время должен быть и хорошим игроком в шахматы, и наоборот, а также превосходным счётчиком. Конечно, это случается иногда: так, Гаусс был гениальным математиком, и вместе с тем очень верно и быстро считал. Но Гаусс был исключением… Я вынужден сознаться, что положительно не способен сделать без ошибки сложение. Точно так же, я был бы плохим игроком в шахматы; я рассчитал бы, что, играя так-то, я подвергнусь такой-то опасности; затем я рассмотрел бы целый ряд других ходов <…> но кончил бы тем, что сделал бы ход, обдуманный и отвергнутый мною, позабыв при этом опасность, которую сам предвидел. Словом, моя память не плоха; но чтобы стать хорошим игроком в шахматы, она оказалась бы недостаточной. Почему же она не изменяет мне в сложных математических рассуждениях, в которых запутался бы любой шахматный игрок? Это происходит, очевидно, потому, что в данном случае память моя направляется общим ходом рассуждения. Математическое доказательство не есть простое сцепление силлогизмов: это силлогизмы, расположенные в определённом порядке; и порядок, в котором расположены эти элементы. Если у меня есть чувство <…> этого порядка, вследствие чего я могу сразу обнять всю совокупность рассуждений, мне уже нечего бояться забыть какой-либо элемент; каждый из них сам собой займёт своё место…“



Станислав Ежи Лец фото
Станислав Ежи Лец 996
польский поэт, философ, писатель-сатирик и афорист XX века 1909 – 1966





„Разрушь во мне то, что нуждается в разрушении.
Укрепи то, что нуждается в укреплении.
Используй меня. Твори мной, нарисуй мной каждую каплю на холсте жизни.
Помоги мне жить полной уникальной жизнью, ходить по лесу нехоженой ранее дорожкой.
Покажи мне, как любить глубже, чем я когда-либо считал возможным.
Держи перед моим лицом то, от чего я отворачивался.
Помоги мне смягчиться и расслабиться, полностью приняв то, с чем я все еще нахожусь в состоянии войны.
Если мое сердце по-прежнему закрыто, покажи мне, как открыть его без насилия.
Если я что-то держу, помоги мне это отпустить.
Дай мне проблемы, борьбу и, казалось бы, непреодолимые препятствия, если они принесут еще более глубокое смирение и доверие к жизни.
Помоги мне смеяться над своей серьезностью.
Позволь мне найти юмор в темноте.
Покажи мне глубокое чувство покоя в разгаре бури.
Не скрывай меня от истины. Никогда.
Пусть благодарность будет моим гидом.
Пусть прощение станет моей мантрой.
Пусть этот момент будет моим постоянным спутником.
Позволь мне увидеть твое лицо в каждом лице.
Позволь мне почувствовать твоё теплое присутствие в моем собственном присутствии.
Поддержи меня, когда я оступлюсь.
Дыши мной, когда я не смогу дышать.
Дай мне умереть живым, а не жить мертвым.
Аминь.“




„«Каждый выбирает для себя». Хотя это ему только кажется, что сам выбирает, – не он, а подсознание его выбирает: оно-то на самом деле и руководит нашими поступками и решениями. Я вот вспоминаю одну статью, написанную в двадцатых годах Алексеем Толстым – тогда он ещё не стал «тем самым» Алексеем Толстым: там были замечательные формулировки – насчет того, что у искусства ни одной задачи нет, а задачу носит в себе сам художник, иногда, кстати, даже не зная об этом, не умея ее сформулировать. Ведь в каждом человеке есть какая-нибудь своя внутренняя задача – мне кажется, что у литератора она находится конкретно в животе, я ее во всяком случае там чувствую, прошу прощения за подробность… Впрочем, может быть, у разных людей она в разных местах находится, но эту мысль опасно продолжать.“ Монолог Левитанского записал Евгений Клюев.