Цитаты о прощении

Коллекция цитат на тему прощение.

Связанные темы

Всего 105 цитат о прощении, фильтровать:


Диего Марадона фото

„Не прощайте измену! Прощение измены, это каждый раз удар под коленки именно по тем самым семейным ценностям, за которые прощающие вроде бы и бьются. И чем больше «прощений», тем меньше остается от этих ценностей, тем больше пространства занимает в жизни семьи измена. Ибо прощают тех, кто не кается и прощения вовсе не просит. Тех, кто в прощении не нуждается и кто свою жизнь отнюдь не изменяет и никак поступками своими не заслуживает ежедневным кропотливым трудом великого чуда прощения! Измена, раз уж она произошла, никогда теперь уже не прекратится. Измена — это длящееся событие. Она может происходить открыто — в поступках. Она может протекать, скрытно — в мыслях, вырываясь наружу при каждом подходящем для этого случае: то вспышкой истерической ревности, то прямым поступком измены, то изматывающим душу подозрением этого поступка. Измена проникает в мысли того, кому изменили, и теперь уже никогда не будет безоблачного семейного счастья, даже при самом благоприятном варианте развития событий после измены — подозрения, горечь нанесенной обиды, недоверие, затаенная душевная боль все равно мало-помалу уничтожат любовь, оставшуюся в сердце, и приведут отношения в тупик, в котором они собственно и оказались уже в момент проявления факта измены. С изменой нельзя мириться ни под каким видом или предлогом, потому что примиряясь с изменой ты принимаешь ее, и живешь дальше именно в ней, а не в любви, ради которой собственно и был заключен твой брак.“

—  Сергей Калмов

Рудаки фото
Аль Пачино фото
Ибн Сина фото
Джоан Кэтлин Роулинг фото
Эрих Мария Ремарк фото
Хасан аль-Басри фото
Марк Твен фото

„Прощение — это аромат, который фиалка дарит тому, кто её растоптал.“

—  Марк Твен американский писатель, журналист и общественный деятель 1835 - 1910

Help us translate English quotes

Discover interesting quotes and translate them.

Start translating
Марк Твен фото

„Прощение — это аромат, который фиалка оставляет на сапоге, растоптавшем её.“

—  Марк Твен американский писатель, журналист и общественный деятель 1835 - 1910

Forgiveness is the fragrance that the violet sheds on the heel that has crushed it.

Citát „Прощение означает, что всё ужё кончено.“
Франсуаза Саган фото

„Прощение означает, что всё ужё кончено.“

—  Франсуаза Саган французская писательница, драматург 1935 - 2004

Михаил Павлович Шишкин фото

„Кутаясь в шаль, Маша дышала в открытую форточку и говорила, что всё это нестерпимо, что нужно уезжать, просто бежать из этого города и из этой страны, спасаться, что здесь вся жизнь ещё идёт по законам первобытного леса, звери должны всё время рычать, показывать всем и вся свою силу, жестокость, безжалостность, запугивать, забивать, загрызать, здесь всё время нужно доказывать, что ты сильнее, зверинее, что любая человечность здесь воспринимается как слабость, отступление, глупость, тупость, признание своего поражения, здесь даже с коляской ты никогда в жизни не перейдёшь улицу, даже на зебре, потому что тот, в машине, сильней, а ты слабее его, немощнее, беззащитнее, и тебя просто задавят, снесут, сметут, размажут по асфальту и тебя и твою коляску, что здесь идёт испокон веков пещерная, свирепая схватка за власть, то тайная, тихая, и тогда убивают потихоньку, из-за спины, вкрадчиво, то открытая, явная, и тогда в кровавое месиво затягиваются все, нигде тогда не спрятаться, не переждать, везде тебя достанет топор, булыжник, мандат, и вся страна только для этой схватки и живёт тысячу лет, и если кто забрался наверх, то для него те, кто внизу — никто, быдло, кал, лагерная пыль, и за то, чтобы остаться там у себя, в кресле, ещё хоть на день, хоть на минуту, они готовы, не моргнув глазом, перерезать глотку, сгноить, забить сапёрными лопатками полстраны, и всё это, разумеется, для нашего же блага, они ведь там все только и делают, что пекутся о благе отечества, и всё это благо отечества и вся эта любовь к человечеству — всё это только дубинки, чтобы перебить друг другу позвоночник, сначала сын отечества бьёт друга человечества обломком трубы по голове, потом друг человечества берёт сына отечества в заложники и расстреливает его под шум заведённого мотора на заднем дворе, потом снова сын отечества выпускает кишки другу человечества гусеницами, и так без конца, никакого предела этой крови не будет, они могут натянуть любой колпак — рай на небесех, рай на земле, власть народа, власть урода, парламент, демократия, конституция, федерация, национализация, приватизация, индексация — они любую мысль, любое понятие, любую идею оскопят, выхолостят, вытряхнут содержимое, как из мешка, набьют камнями, чтобы потяжелее было, и снова начнут махаться, долбить друг дружку, всё норовя по голове, побольнее, и куда пойти? — в церковь? — так у них и церковь такая же, не Богу, но кесарю, сам не напишешь донос, так на тебя донесут, поют осанну тирану, освящают грех, и чуть только кто попытается им напомнить о Христе, чуть только захочет внести хоть крупинку человеческого, так его сразу топором по голове, как отца Меня, всё из-под палки, всё, что плохо лежит, в карман, лучше вообще ничего не иметь, чем дрожать и ждать, что отнимут завтра, всё напоказ, куда ни ткни, всё лишь снаружи, всё обман, а внутри пустота, труха, как сварили когда-то ушат киселя, как засунули его в колодец, чтобы обмануть печенегов, вот мол, смотрите, нас голодом не заморишь, мы кисель из колодца черпаем, так с тех пор десять веков тот кисель и хлебают, всё никак расхлебать не могут, земли же согрешивши которей любо, казнить Бог смертью, ли гладом, ли наведеньем поганых, ли ведром, ли гусеницею, ли инеми казньми, аще ли покаявшеся будем, в нем же ны Бог велить жити, глаголеть бо пророком нам: «Обратитеся ко Мне всем сердцем вашим, постом и плачем», — да аще сице створим, всех грех прощени будем: но мы на злое ъзращаемся, акы свинья в кале греховнемь присно каляющеся, и тако пребываем, посади цветы — вытопчут, поставь памятник — сбросят, дай деньги на больницу для всех — построит дачу один, живут в говне, пьянстве, скотстве, тьме, невежестве, месяцами зарплату не получают, детям сопли не утрут, но за какую-то японскую скалу удавятся, мол, наше, не замай, а что здесь их? — чьё всё это? — у кого кулаки крепче, да подлости больше, тот всё и захапал, а если у тебя хоть немного, хоть на донышке ещё осталось человеческого достоинства, если тебя ещё до сих пор не сломали, значит, ещё сломают, потому что ни шага ты со своим достоинством здесь не сделаешь, здесь даже просто бросить взгляд на улицу — уже унижение, ты должен стать таким, как они, чтобы чего-то добиться, выть, как они, кусаться, как они, ругаться, как они, пить, как они, здесь всё будто создано, чтобы развращать, тому дай, этому сунь, а не дашь и не сунешь, так останешься, мудак, с носом, сам виноват, кто не умеет давать, тот ничего не получает, кому нечего воровать, тот ничего не имеет, кто хочет просто честно жить и никому не мешать, тот и вздоха не сделает, и если ты, не приведи Господь, не такой, как они, если есть в тебе хоть крупица таланта, ума, желание что-то узнать, открыть, изобрести, написать, сотворить или просто сказать, что ты не хочешь быть среди этих урок, что ты не хочешь принадлежать ни к какой банде, ты сразу станешь у них шибко умным, тебя заплюют, затрут, обольют помоями, не дадут тебе ничего сделать, убьют на дуэли, заставят жрать баланду во Владимирской пересылке, стоять у метро с пачкой сигарет и бутылкой водки, сожгут твою библиотеку, в школе твоего ребёнка затравят прыщавые ублюдки, в армии доведут сына до того, что не только себе пустит пулю в рот, но ещё и пятерых заодно уложит.
— Здесь нечего больше ждать, — повторяла Маша, закрыв глаза, сжимая ладонями виски, — на этой стране лежит проклятие, здесь ничего другого не будет, никогда не будет, тебе дадут жрать, набить пузо до отвала, но почувствовать себя человеком здесь не дадут никогда, жить здесь — это чувствовать себя униженным с утра до ночи, с рождения до смерти, и если не убежать сейчас, то убегать придётся детям, не убегут дети, так убегут внуки. («Взятие Измаила»)“

—  Михаил Павлович Шишкин 1961

Хуана Инес де ла Крус фото

„О как вы к женщинам жестоки за их приверженность к грехам!.. Но неужель неясно вам — откуда женские пороки? Из женщин — символ суеты не ваше ль делает искусство? Но, разбудив в них злые чувства вы требуете доброты. В ход средство пустите любое, и ваше рвение победит, — но тут вы сделаете вид, что крепость вам сдалась без боя.
Вы собственных страстей своих пугаетесь, как свиста плети… Вы сказки любите, как дети, как дети вы боитесь их. Нужна вам в женщине любимой (таков уж ваш мужской девиз) смесь восхитительной Таис с Лукрецией непогрешимой. Ваш нрав для вас — источник мук: как вам бывает неприятен на зеркале вид грязных пятен от ваших же нечистых рук! И страсти и пренебреженья равно вы признаете власть: презренье вам внушает страсть, а страсть внушает вам презренье. Честь женщины вам не важна; вы мерите мужскою меркой, скромна — зовете лицемеркой, и ветреной — когда нежна. И судите напропалую нас всех за всякую вину: за легкомысленнось — одну, за бессердечие — другую.
Но где же та, что вас пленит, затеяв с вами бой по праву, коль вам суровость не по нраву, а легкомыслие претит? Меж вашей пылкостью и скукой лишь та уверено пройдет, в ком нет любви, но есть расчет в союзе с Евиной наукой. А тем, кто любит вас, увы, любовь всегда ломает крылья… Над их душой свершив насилье, от них прощенья ждете вы.
Но кто достойней осужденья, в бесплодно-горестной борьбе: та, что доверилась мольбе, иль тот, кто расточал моленья?
И кто познает горший стыд (пусть даже виноваты оба):
та, что грешит и ждет расплаты, иль тот, кто платит и грешит?
Вы не ищите оправданья своих грехов в устах молвы: такими сделали нас вы — любите ж ваших рук созданья.
Коль мните вы, что ни одна не устоит пред вашим взором, зачем клеймите вы позором ту, что без меры влюблена.
Но пусть в союзе с вами плоть, тщета мирская, силы ада — в самой любви для вас преграда, но вам любви не побороть!“

—  Хуана Инес де ла Крус 1651 - 1695

Пол Уокер фото
Мать Тереза фото

„В жизни бывают моменты, когда вы будто идёте по пустыне..
Нет больше желаний, всё становится чужим и бесцветным. Самое тяжёлое — это не чувствовать больше любви, стремления, веры. Это гораздо тяжелее, чем потерять деньги, заболеть, испытать неудачу. Поскольку такое может случиться с каждым, вы должны знать, как противостоять этому…
Вы не должны терять вашу веру и вашу любовь.
Продолжайте идти с ещё большим рвением и возросшей Верой. В этом ваше единственное спасение. Не поддавайтесь тоске и унынию. Сделайте всё возможное, чтобы продолжить путь, и вы обязательно найдёте и пищу и немного воды: ведь даже в пустыне встречаются оазисы. Идите до тех пор, пока не откроете в самом себе этого оазиса, чтобы найти там воду. А это позволит вам продолжить ваш путь. Вода внутри нас — это наше прощение, наша любовь.“

—  Мать Тереза католическая монахиня, организатор "домов умирающих", лауреат Нобелевской премии мира 1910 - 1997

Джефф Фостер фото

„Разрушь во мне то, что нуждается в разрушении.
Укрепи то, что нуждается в укреплении.
Используй меня. Твори мной, нарисуй мной каждую каплю на холсте жизни.
Помоги мне жить полной уникальной жизнью, ходить по лесу нехоженой ранее дорожкой.
Покажи мне, как любить глубже, чем я когда-либо считал возможным.
Держи перед моим лицом то, от чего я отворачивался.
Помоги мне смягчиться и расслабиться, полностью приняв то, с чем я все еще нахожусь в состоянии войны.
Если мое сердце по-прежнему закрыто, покажи мне, как открыть его без насилия.
Если я что-то держу, помоги мне это отпустить.
Дай мне проблемы, борьбу и, казалось бы, непреодолимые препятствия, если они принесут еще более глубокое смирение и доверие к жизни.
Помоги мне смеяться над своей серьезностью.
Позволь мне найти юмор в темноте.
Покажи мне глубокое чувство покоя в разгаре бури.
Не скрывай меня от истины. Никогда.
Пусть благодарность будет моим гидом.
Пусть прощение станет моей мантрой.
Пусть этот момент будет моим постоянным спутником.
Позволь мне увидеть твое лицо в каждом лице.
Позволь мне почувствовать твоё теплое присутствие в моем собственном присутствии.
Поддержи меня, когда я оступлюсь.
Дыши мной, когда я не смогу дышать.
Дай мне умереть живым, а не жить мертвым.
Аминь.“

—  Джефф Фостер 1977

Далай-лама XIV фото

„Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit. Etiam egestas wisi a erat. Morbi imperdiet, mauris ac auctor dictum.“