Цитаты о воззрение

Коллекция цитат на тему воззрение.

Связанные темы

Всего 23 цитат, фильтровать:


Карл Густав Юнг фото
Рене Декарт фото
Эммануил Сведенборг фото
Артур Шопенгауэр фото
Джек Лондон фото

„- Нам повезло, почти все в сборе,- шепнул Бриссенден Мартину,- Вот Нортон и Гамильтон. Пойдемте к ним. Стивенса, к сожалению, пока нет. Идемте. Я начну разговор о монизме, и вы увидите, что с ними будет.
Сначала разговор не вязался, но Мартин сразу же мог оценить своеобразие и живость ума этих людей. У каждого из них были свои определенные воззрения, иногда противоречивые, и, несмотря на свой юмор и остроумие, эти люди отнюдь не были поверхностны. Mapтин заметил, что каждый из них (независимо от предмета беседы) проявлял большие научные познания и имел твердо и ясно выработанные взгляды на мир и на общество. Они ни у кого не заимствовали своих мнений; это были настоящие мятежники ума, и им чужда была всякая пошлость. Никогда у Морзов не слыхал Мартин таких интересных разговоров и таких горячих споров. Казалось, не было в мире вещи, которая не возбуждала бы в них интереса. Разговор перескакивал с последней книги миссис Гемфри Уорд на новую комедию Шоу, с будущего драмы на воспоминания о Мансфилде. Они обсуждали, хвалили или высмеивали утренние передовицы, говорили о положении рабочих в Новой Зеландии, о Генри Джемсе и Брандере Мэтью, рассуждали о политике Германии на Дальнем Востоке и экономических последствиях желтой опасности, спорили о выборах в Германии и о последней речи Бебеля, толковали о последних начинаниях и неполадках в комитете объединенной рабочей партии, и о том, как лучше организовать всеобщую забастовку портовых грузчиков.
Мартин был поражен их необыкновенными познаниями во всех этих делах. Им было известно то, что никогда не печаталось в газетах, они знали все тайные пружины, все нити, которыми приводились в движение марионетки. К удивлению Мартина, Мэри тоже принимала участие в этих беседах и при этом проявляла такой ум и знания, каких Мартин не встречал ни у одной знакомой ему женщины.
Они поговорили о Суинберне и Россетти, после чего перешли на французскую литературу. И Мэри завела его сразу в такие дебри, где он оказался профаном. Зато Мартин, узнав, что она любит Метерлинка, двинул против нее продуманную аргументацию, послужившую основой "Позора солнца".
Пришло еще несколько человек, и в комнате стало уже темно от табачного дыма, когда Бриссенден решил, наконец, начать битву.
- Тут есть свежий материал для обработки, Крейз, -сказал он, - зеленый юноша с розовым лицом, поклонник Герберта Спенсера. Ну-ка, попробуйте сделать из него геккельянца.
Крейз внезапно встрепенулся, словно сквозь него пропустили электрический ток, а Нортон сочувственно посмотрел на Мартина и ласково улыбнулся ему, как бы обещая свою защиту.
Крейз сразу напустился на Мартина, но Нортон постепенно начал вставлять свои словечки, и, наконец, разговор превратился в настоящее единоборство между ним и Крейзом. Мартин слушал, не веря своим ушам, ему казалось просто немыслимым, что он слышит все это наяву - да еще где, в рабочем квартале, к югу от Мар-кет-стрит. В этих людях словно ожили все книги, которые он читал. Они говорили с жаром и увлечением, мысли возбуждали их так, как других возбуждает гнев или спиртные напитки. Это не была сухая философия печатного слова, созданная мифическими полубогами вроде Канта и Спенсера. Это была живая философия спорщиков, вошедшая в плоть и кровь, кипящая и бушующая в их. речах. Постепенно и другие вмешались в спор, и все следили за ним с напряженным вниманием, дымя папиросами.“

—  Джек Лондон американский писатель, социалист, общественный деятель 1876 - 1916

Martin Eden

Мэтью Арнольд фото
Андрей Романович Чикатило фото
Виссарион Григорьевич Белинский фото
Эммануил Сведенборг фото

Help us translate English quotes

Discover interesting quotes and translate them.

Start translating
Чарлз Дарвин фото

„Тем не менее, вероятно, то обстоятельство, что уже в очень ранние годы моей жизни мне приходилось слышать, как поддерживаются и встречают высокую. оценку такого рода [т. е. эволюционные] воззрения, способствовало тому, что я и сам стал отстаивать их — в иной форме — в моем «Происхождении видов.»“

—  Чарлз Дарвин английский натуралист и путешественник 1809 - 1882

«Воспоминание о развитии моего ума и характера» (1887)
Nevertheless it is probable that the hearing rather early in life such views maintained and praised may have favoured my upholding them under a different form in my 'Origin of Species.'
О себе

Афанасий Иванович Булгаков фото
Иван Охлобыстин фото
Климент Аркадьевич Тимирязев фото
Аристотель фото

„Вне области точных наук эвристическое значение творений Аристотеля и сейчас неоспоримо. По диапазону научных интересов, колоссальной эрудиции, совершенно изумительной наблюдательности и работоспособности, способности синтезировать разнороднейшие и противоречивые воззрения и излагать их связно и систематически, Аристотель не уступит, конечно, никому во всей истории человеческой мысли. Его формальная логика считалась Кантом «законченной наукой» и сохранилась со сравнительно незначительными изменениями до настоящего времени, пока в нее не вторглась математика. Он сумел взять многое от антиподов — Платона и Демокрита, отчего его нельзя отнести ни к одной из «линий.»“

—  Аристотель древнегреческий философ, ученик Платона -384 - -321 до н.э.

Он положил начало систематической зоологии, гистологии и эмбриологии, а его ученик Теофраст — ботанике и минералогии. В гуманитарной области его сочинения по этике и политике и сейчас не потеряли свежести. Как будто совершенно универсальный гений? Нет, не универсальный! Слабость Аристотеля в том, что составляет главную силу школ Пифагора и Платона: недооценка математики, и эта слабость объясняет его популярность во многих кругах и то вредное влияние, которое Аристотель, а в особенности его усердные ученики и последователи, перипатетики, оказали на дальнейшее развитие науки.
А. А. Любищев
Цитаты об Аристотеле
Источник: Любищев А. А. Линии Демокрита и Платона в истории культуры. СПб.: Алетейя, 2000. С. 151-152.

Николай Гаврилович Чернышевский фото
Вернер Карл Гейзенберг фото

„В философии Демокрита атомы являются вечными и неразложимыми единицами материи: они не могут превращаться друг в друга. Современная физика выступает против положения Демокрита и встает на сторону Платона и пифагорейцев. Элементарные частицы не являются вечными и неразложимыми единицами материи, фактически они могут превращаться друг в друга. При столкновении двух элементарных частиц, происходящем при большой скорости, образуется много новых элементарных частиц; возникая из энергии движения, столкнувшиеся частицы могут при этом исчезнуть. Такие процессы наблюдаются часто и являются лучшим доказательством того, что все частицы состоят из одинаковой субстанции — из энергии. Но сходство воззрений современной физики с воззрениями Платона и пифагорейцев простирается еще дальше. Элементарные частицы, о которых говорится в диалоге Платона «Тимей», ведь это в конце концов не материя, а математические формы. «Все вещи суть числа»“

—  Вернер Карл Гейзенберг немецкий физик-теоретик, один из создателей квантовой механики 1901 - 1976

положение, приписываемое Пифагору. Единственными математическими формами, известными в то время, являлись геометрические и стереометрические формы, подобные правильным телам и треугольникам, из которых образована их поверхность. В современной квантовой теории едва ли можно сомневаться в том, что элементарные частицы в конечном счете суть математические формы, только гораздо более сложной и абстрактной природы. Греческие философы думали о статических, геометрических формах и находили их в правильных телах. Естествознание нового времени при своем зарождении в XVI и XVII веках сделало центральной проблемой проблему движения, следовательно, ввело в свое основание понятие времени. Неизменно со времен Ньютона в физике исследуются не конфигурации или геометрические формы, а динамические законы. Уравнение движения относится к любому моменту времени, оно в этом смысле вечно, в то время как геометрические формы, например орбиты планет, изменяются. Поэтому математические формы, представляющие элементарные частицы, в конечном счете должны быть решением неизменного закона движения материи.
«Физика и философия» (1959)
In der Philosophie des Demokrit sind die Atome ewig und unzerstörbare Einheiten der Materie, sie können sich niemals ineinander verwandeln. In bezug auf diese Frage aber wendet sich die moderne Physik offensichtlich gegen den Materialismus des Demokrit und entscheidet sich für Plato und die Pythagoreer. Die Elementarteilchen sind sicher nicht ewige und unzerstörbare Einheiten der Materie, sie können tatsächlich ineinander umgewandelt werden. Wenn zwei Elementarteilchen mit hoher Geschwindigkeit aufeinanderstoßen, so können viele neue Elementarteilchen dabei erzeugt werden, und zwar entstehen sie aus der Bewegungsenergie, die dabei zur Verfügung steht; und die zusammenstoßenden Teilchen können möglicherweise dabei verschwinden. Solche Vorgänge sind häufig beobachtet worden und liefern den besten Beweis dafür, daß alle Teilchen aus der gleichen Substanz, aus Energie bestehen. Aber die Ähnlichkeit der modernen Anschauungen zu denen Platos und der Pythagoreer geht noch weiter. Die Elementarteilchen in Platos Dialog Timaios sind ja letzten Endes nicht Stoff, sondern mathematische Form. ¸Alle Dinge sind Zahlen' ist ein Satz, der dem Pythagoras zugeschrieben wird. Die einzigen mathematischen Formen, die man in jener Zeit kannte, waren solche geometrischen oder stereometrischen Formen wie eben die regulären Körper und die Dreiecke, aus denen ihre Oberfläche gebildet ist. In der heutigen Quantentheorie können wir kaum daran zweifeln, daß die Elementarteilchen letzten Endes auch mathematische Formen sind, aber solche einer sehr viel komplizierteren und abstrakteren Art. Die griechischen Philosophen dachten an statische, geometrische Formen und fanden sie in den regulären Körpern. Die moderne Naturwissenschaft aber hat seit ihren Anfängen im 16. und 17. Jahrhundert das Bewegungsproblem in den Mittelpunkt gestellt, also den Zeitbegriff in die Grundlagen eingeschlossen. Unveränderlich in der Physik seit Newton sind nicht Konfigurationen oder geometrische Formen, sondern dynamische Gesetze. Die ¸Bewegungsgleichung' gilt zu allen Zeiten, sie ist in diesem Sinne ewig, während die geometrischen Formen, wie z. B. die Bahnen der Planeten, sich ändern. Daher müssen die mathematischen Formen, die die Elementarteilchen darstellen, letzten Endes Lösungen eines unveränderlichen Bewegungsgesetzes für die Materie sein.
Источник: В оригинале: «против материализма».
Источник: В оригинале дальше следует: «Это проблема, которая до сих пор не решена.».
Источник: Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. М.: «Наука», 1989. С. 36.

Иван Сергеевич Аксаков фото

„Прав был И.С. Аксаков и тогда, когда утверждал, что «сходство некоторых учений, занесённых с Запада, с бытовыми воззрениями русского народа» ― он имел в виду русскую общину, с одной стороны, и «коммуну» и «фаланстер»“

—  Иван Сергеевич Аксаков русский публицист, поэт, общественный деятель, один из лидеров славянофильского движения 1823 - 1886

с другой, ― есть чисто внешнее сходство. Наконец, был он прав и тогда, когда указывал нашим «либералам», что симпатичная им экономическая сторона нашей народной жизни, т.е. опять-таки поземельная община, органически связана с нашим политическим строем. Аргументируя так, он покидал область утопии, из которой никак не могли тогда выбраться наши социалисты народнического и «субъективного» направлений.
Георгий Плеханов, «Мистицизм и масонство на Западе и в России» 1916-1918 год
Источник: Плеханов Г.В. Избранные произведения и извлечения из трудов. Москва, «Мысль», 1977 г.

Ибн Таймия фото

„Люди разделились в оценке суфиев и суфизма на две группы: одни назвали их вводящими нововведения и отошедшими от сунны. Другие возвысили их, считая лучшими людьми после пророков. Мнение обеих групп достойно порицания. Истина же состоит в том, что это учёные, проявившие усердие в познании и покорности Аллаху, так же как это делали те, кто был до них. И среди них есть "опередившие" и приближённые ко Всевышнему. Есть среди них и "умеренные", также идущие верным путём. Все они могли проявлять усердие и ошибаться. И были среди них те, кто грешил и каялся, и те, кто не раскаивался после грехов. А также "несправедливые к самим себе", выступившие против законов их Господа. К подобным относятся различные еретические братства и секты, однако истинные суфии отрицали их суждения и воззрения, не признавая за ними права называться суфиями и относить себя к тарике.“

—  Ибн Таймия исламский богослов 1263 - 1328

Ибн Таймия
Суфизм
Источник: Ибн Таймия "Маджму фатава" 10/516-517

Александр Александрович Блок фото

„Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit. Etiam egestas wisi a erat. Morbi imperdiet, mauris ac auctor dictum.“