Цитаты об осени

Коллекция цитат на тему осень, эта, лето, летие.

Лучшие цитаты об осени

Анджелина Джоли фото

„Меня осенило, что замуж нужно выходить за единомышленника.“

—  Анджелина Джоли американская актриса, режиссёр и сценарист, фотомодель, посол доброй воли ООН 1975

Эпиктет фото
Сергей Эфрон фото
Мацуо Басё фото
Альбер Камю фото

„Осень — это вторая весна, когда каждый лист — цветок.“

—  Альбер Камю французский писатель-экзистенционалист 1913 - 1960

Уильям Каллен Брайант фото
Мацуо Басё фото
Вирджиния Вулф фото
Исаак Эммануилович Бабель фото

„Забудьте на время, что на носу у вас очки, а в душе осень.“

—  Исаак Эммануилович Бабель русский советский писатель и драматург 1894 - 1940

«Как это делалось в Одессе», 1923

Фрэнсис Скотт Фицджеральд фото

Все цитаты об осени

Всего 126 цитат осень, фильтровать:

Джордж Карлин фото
Брюс Ли фото
Иосиф Виссарионович Сталин фото

„Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, колхозники и колхозницы! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!“

—  Иосиф Виссарионович Сталин российский революционер, советский политический, государственный, военный и партийный деятель, генералиссимус, Генсек Ц… 1879 - 1953

Великая Отечественная война
Вариант: Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, колхозники и колхозницы! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!

„Здравствуйте, едьте к сетям рыбачьим, то есть, простите, к чертям собачьим, то есть, простите, к дитям и дачам, в общем, уже кто во что горазд. Едьте со всех городов и весей, ваши слова ничего не весят, ваш разговор неизменно весел, отрепетирован много раз.
Здравствуйте, то есть странствуйте, то есть едьте куда захотите, то есть прямо сейчас залезайте в поезд, благо для вас еще есть места. То есть на палубе в гордой позе, то есть бегите, пока не поздно, то есть по миру не только ползать, нервно шарахаясь по кустам.
Вот этот лес, в нем живут туристы, вот этот берег, пустой, бугристый, девочка, ты посмотри на пристань, тихим крестом ее осени. Девочка, у тебя билеты, будешь и в счастии, и в тепле ты, девочка, ты уплываешь к лету и не увидишь осени.
Мне же оставьте сентябрь-месяц, то есть, простите, октябрь-месяц, то есть, простите, ноябрь-месяц, в общем, на выбор оставьте мне месяц дождей и уютных кресел, месяц, который и сух, и пресен, месяц бессонницы и депрессий — месяц, который других темней.
Мне же оставьте… Меня оставьте, вы здесь отныне совсем некстати, все замирает, дожди на старте, поторопитесь, пошел отсчет, здравствуйте, ну так чего вы ждете, здравствуйте, я вам уже не тетя, я, как вы ввдите, на работе, быстро давайте, чего еще?
Жмитесь к стеклу капитанских рубок, мачта — не мачта, сосны обрубок, и не смотрите — я тонок, хрупок, вдруг я не выдержу, не смогу, если не справлюсь — ищите летом, будет несложно идти по следу — глупый прозрачный нелепый слепок на нерастаявшем зря снегу.
Мир исчезает с тяжелым боем, вот я стою теперь перед боем с нежной невнятной своей любовью и одиночеством впопыхах. Все разлетелись — куда угодно, милая, ты же теперь свободна, вот твоя целая четверть года — хоть запечатай ее в стихах.
В дом не зайдешь — пустовато в доме, все разбежались и каждый в доле, солнце распахивает ладони, дышит не-жаренным миндалем. Слышишь, твори, завывай, бесчинствуй, делай что хочешь, кричи речисто, воздух прозрачный и пахнет чисто, вроде как будто бы тмин да лен.
Может быть, стоило быть со всеми, там, где веселые бродят семьи, там, где в земле прорастает семя, там, где пушистый и теплый плед? К черту все глупые отговорки, там вдалеке завывают волки… Бог засмеялся легко и звонко, будто ему восемнадцать лет.
Что еще нужно — такая малость, просто уловка — а я поймалась, Бог засмеялся, земля сломалась, волки ушли, утекла река. Где я? Куда я? Отшибло память, крепко хватаюсь за божий палец, нужно держаться, я засыпаю на загорелых его руках.
Здравствуйте. Лучше не будьте с нами, с нами вы станете просто снами, теплым совочком воспоминаний, тающей искоркой в угольке. Здравствуйте, долго я вас встречаю, что ж вы стесняетесь, может, чаю? И улыбаюсь, не замечая Бога, заснувшего в уголке.“

—  Аля Кудряшева 1987

Омар Хайям фото
Виктор Анатольевич Третьяков фото
Егор Летов фото

„Я выступаю уже 15 лет, и публика постоянно меняется. Мне нравится, что приходит молодёжь. Это значит, что мы не постарели. Это та, простите за цитирование Гребенщикова, «молодая шпана», которая, может, и не сотрёт нас с лица земли, однако непременно придёт нам на смену. По Фрейду или по Юнгу, это дети тех «новых русских», которые начали всю эту перестройку, всю эту лажу, всё это говно. Это люди, которые таким способом дистанцируются от своих родителей.
Когда-то я жил в московской заднице — на улице Красногвардейской — и мне нужно было попасть в центр. А учитывая ужасные пробки, я поехал на метро. Естественно, меня сразу узнали — мальчишки с ирокезами, на вид, извиняюсь, — абсолютные ***ища, страшные, дикие зверята в кожанках а ля Эксплойтед. Они подошли и первым же вопросом шокировали меня — о Юкио Мисиме. Неожиданно выяснилось, что они читали намного больше романов и каких-то рассказов Юкио Мисимы, чем я, и стали расспрашивать об особенностях его прозы — этим ребятам было по 15-16 лет! Потом зашёл разговор о Голдинге, Борисе Виане. Про «Осень в Пекине» — какой перевод лучший, какой худший… Это дети говорят о таком, понимаете? Я вышел и голову почесал: в таком возрасте я ещё Достоевского штудировал, а эти уже начитанные максимально и размышляют об авторском построении предложений и нюансах перевода. О Рюноскэ…“

—  Егор Летов русский рок-музыкант, поэт, основатель и лидер рок-группы «Гражданская оборона» 1964 - 2008

Константин Дмитриевич Ушинский фото
Олег Рой фото

„… Через открытое окно слышен шум листвы. Осенней листвы. Именно так иногда можно услышать ветер… Летом этот шум не слышен. Зелёная листва не шуршит, она для этого слишком упруга, слишком свежа, слишком молода. А осенью листва стареет, высыхает, становится хрупкой ломкой.
Так иногда бывает и с отношениями. Сначала, когда отношения ещё молоды, полны сил и жизни, то нас не слышно, мы не шумим и не ссоримся, предпочитаем просто не замечать легкую непогоду. Но потом накопившиеся обиды высушивают душу, и тогда даже тихий ветерок поднимает шум, потому что отношения становятся хрупкими и непрочными, как засохшая листва.
Итог один — осень. Листва опускается с деревьев и лежит под ногами, укрывая землю разноцветным ковром. А осень для отношений превращает их в воспоминания. И счастье, когда эти воспоминания так же приятны, ярки и красочны, как осенние листья…“

—  Олег Рой 1965

Линь Юйтан фото
Мирза Шафи Вазех фото
Игорь Миронович Губерман фото
Мэрилин Монро фото
Ванга фото

„Я должна пробыть здесь определенное время. Мне тут хорошо, пока хорошо: энергия течет через меня от земли и из космоса по незримому мосту. Я легко впитываю ее. Дышу ею как живительным бальзамом. Перед моим мысленным взором полыхает адское пламя, некогда, во времена незапамятные, сжигавшее эту землю. Все испепелил и переплавил огонь. Все, прежде нечистое, очистил от скверны. Тайну очищения огнем скрывают горы. Они совсем недалеко. Я ощущаю их присутствие. Над этим местом пролегает маршрут перелетных птиц. Они собираются здесь в огромные стаи и летят с юга на север и обратно. Я и птицы… неужели ваши уши закрыты для шума крыльев бесчисленных птичьих стай?.. Неужели не слышите вы печальные голоса улетающих осенью птиц и радостные их клики, трубные их песни весной? Такие места, как гористая здешняя местность, притягивают энергию, а птицы умеют улавливать ее. Они заряжаются ею, они так и летят от одного 'моста' к другому, не зная устали. А я поставлена именно здесь! Сюда должны приходить запутавшиеся и потерявшие надежду. Сюда они и стремятся, подобно птицам, находя ориентир. Жаждущий избавления находит путь. Мне остается лишь прочесть письмена его души. И еще: я должна не только прочесть вчерашнее и сегодняшнее, но и дать верное направление в завтрашнее.“

—  Ванга болгарская ясновидящая 1911 - 1996

О Пресвятом Духе

Пифагор фото
Генри Миллер фото
Антон Павлович Чехов фото
Ромен Роллан фото
Юрий Михайлович Лужков фото
Георгий Владимирович Иванов фото
Мэрилин Монро фото
Михаил Борисович Бару фото

„Раннюю весну трудно отличить от поздней осени — лес такой же черный, в поле трава жухлая, сухая, в лужах ледяная вода, в небе еще пусто и, кроме облаков, ворон и сорок, никого нет. Огурцы, как и осенью, соленые, а магазинные состоят из воды, химических удобрений и мягких сортов пластмасс, и выращены они не на грядках, а в огромных стеклянных реакторах. Рябиновка, которой с прошлой осени осталось… Даже кашель еще зимний, но стоит только подуть теплому и влажному ветру, как настроение начинает подниматься все выше, выше и выше и, поднявшись, переливается там, в вышине, всеми цветами радуги. Хочется сразу петь, бегать по лужам и кричать своему настроению: лети еще выше, выше… и оно летит, летит и исчезает где-то там, за облаками, а ты остаешься здесь, на земле, с промокшими ногами, насморком, проснувшимися мухами, аллергией на какую-то пыльцу, ипотекой, надкусанным соленым огурцом и пустой бутылью рябиновки.“

—  Михаил Борисович Бару российский химик, поэт, переводчик, писатель-прозаик 1958

Опубликовано в журнале "Знамя", 2016 г.

Андрей Вадимович Макаревич фото
Роберт Шекли фото
Дмитрий Сергеевич Лихачёв фото
Джордж Элиот фото
Мехти Гусейн-заде фото
Мирза Шафи Вазех фото
Олег Рой фото

„Не верь написанным словам. У всего есть срок годности. Даже у жизни. Мы часто думаем, что сегодня потерпим, проведем еще один день на скучной работе, в непонятных отношениях, в неудобной обуви, в диванном вечернем режиме, в еще одном майском сне.

наступит тот день, который волшебным образом расставит все по своим местам. Звезды в небе сойдутся, ретроградный Меркурий, наконец-таки, окажется в том самом, нужном доме, любовь нечаянно нагрянет прямо посредине теплого дня, и вся семья будет сидеть на летней веранде и есть теплые капкейки. Такого дня не существует. Нас ко всему приводят либо страхи, либо мечты. И я уверен, что все нужно делать вовремя. Осуществлять задуманное. Каждый день приближаться к своим желаниям. Чувствовать время. Иногда, действительно, стоит подождать, накопить моральных, физических сил для исполнения какого-то дела. Трясти яблоню зимой – бессмысленно, но можно быть готовым к осени, к сбору урожая. Я уже давно заметил, что чем меньше расстояние у человека между мыслью, словом, поступком, тем он счастливее и успешнее, и тем легче у него все осуществляется в нужное время в нужном месте.“

—  Олег Рой 1965

Михаил Борисович Бару фото

„Мало кто знает, что сразу после дня осеннего равноденствия уют под одеялом, если его описать как разницу между температурой под одеялом и вне его, деленную на окукливаемость, начинает расти в геометрической прогрессии и превышать уют вне одеяла. К февралю он достигает таких величин, что работа по вытаскиванию взрослого, а тем более ребенка из-под одеяла, если выразить ее в джоулях на квадратный сантиметр голого или даже прикрытого байковой пижамой тела, становится равной… Короче говоря, многие не вылезают из-под одеяла до самого апреля. Если, конечно, время от времени приносить им в постель новые книжки, горячий чай и разрешать стряхивать крошки от печенья с простыни прямо на пол.“

—  Михаил Борисович Бару российский химик, поэт, переводчик, писатель-прозаик 1958

Опубликовано в журнале "Волга", 2015 г.

Герман Степанович Титов фото
Вера Николаевна Полозкова фото
Татьяна Доронина фото

„Я люблю раннюю осень. В это время кажется: все еще будет хорошо.“

—  Татьяна Доронина советская и российская актриса театра и кино, театральный режиссёр 1933

Георг Гегель фото

„Этому посвящена моя книга «Осень с Кантом. Образность в критике чистого разума.»“

—  Георг Гегель немецкий философ 1770 - 1831

Проблема следующая: а чист ли чистый разум? Не лежит ли под ним грязь жизни и образа? И, раскапывая Канта, я обнаружил образный подтекст, так же и в Гегеле. Я понял, что все эти великие мэтры – и Гегель, и Кант – это не универсальное мышление, они носят на себе печать германского, немецкого образа мира.
лекция 17 мая 2007 года в клубе Bilingua в рамках проекта «Публичные лекции Полит.ру»
Георгий Гачев, «Национальные образы мира»
О Гегеле

Губерначук, Сергей Григорьевич фото
Олег Рой фото

„Я верю, что словами можно крепко обнимать и больно ранить, предавать. Они нас разводят и объединяют, уничтожают и воскрешают. Мы каждый день выбираем слова для друзей, коллег, знакомых и случайных прохожих. Мы обмениваемся ими и выражаем все эмоции, мысли, чувства. Мы долго подбираем их для самых важных событий, таких как признание или расставание, мы разбрасываем их по ветру во время конфликтов и ссор. В детстве нам говорят, что есть волшебные слова такие, как «спасибо» и «пожалуйста». Но сейчас я понимаю, что волшебные - совсем другие: «Я за тебя переживаю», «Я думаю о тебе». Фразы-обереги, которые мы произносим родным и близким самым теплым тоном на свете. Слова проникают внутрь и еще долго звучат в наших сердцах, днях, судьбах. «Я рядом», произнесенное шепотом в холодный осенний день, согреет даже самое простуженное сердце. «Я с тобой», как счастье, растворится в человеке, и поведет его самыми красивыми дорогами в жизни и творчестве…“

—  Олег Рой 1965

Вариант: цитата

Борис Николаевич Ельцин фото
Иннокентий (Тихонов) фото
Игорь Зиновьевич Павлюк фото

„Первый признак осени“

—  Игорь Зиновьевич Павлюк украинский писатель и поэт 1967

Андрей Гарольдович Кнышев фото
Алексей Валерьевич Никонов фото
Светлана Вадимовна Копылова фото
Виктор Алексеевич Екимовский фото

„Проработав два осенних месяца в музыкальном училище города Орла (это было моё распределение вместо аспирантуры), я загремел в армию, от которой меня не могли уберечь даже отцовские генеральские погоны.“

—  Виктор Алексеевич Екимовский советский и российский композитор, музыковед и музыкально-общественный деятель 1947

Автомонография, Глава Первая, написанная в 1980 году

Валерий Яковлевич Брюсов фото
Игорь Миронович Губерман фото
Игорь Зиновьевич Павлюк фото
Георгий Николаевич Данелия фото
Андрей Платонов фото
Надежда Григорьевна Львова фото

„Воспоминанья — осенняя ветка…“

—  Надежда Григорьевна Львова русская поэтесса 1891 - 1913

Из Посмертных стихотворений

Марина Ивановна Цветаева фото
Валерий Яковлевич Брюсов фото
Сергей Александрович Калугин фото

„Посмотри, это осень. И ветки дрожат,
Ветром сполохи клёна вдоль улиц бросает…“

—  Сергей Александрович Калугин российский поэт, музыкант, автор песен 1967

Цитаты из стихов, Из стихов разных лет http://orgia.ru/biblio09.html

Иван Сергеевич Аксаков фото

„Мелкий дождь моросит не переставая; сыро, мокро, скользко; серый туман, как войлок, облегает небо; воздух тяжёл и удушлив; холодно, жутко, кругом грязь и слякоть, земля как болото, всё рыхло, всё лезет врозь. Осень.“

—  Иван Сергеевич Аксаков русский публицист, поэт, общественный деятель, один из лидеров славянофильского движения 1823 - 1886

Публицистические статьи, Возврат к народной жизни путём самосознания

Игорь Миронович Губерман фото

„Гляжу, не жалуясь, как осенью
повеял век на пряди белые,
и вижу с прежним удовольствием
фортуны ягодицы спелые.“

—  Игорь Миронович Губерман советский и израильский писатель, поэт 1936

«Гарики на каждый день», 1992, Том I

Игорь Юрьевич Николаев фото
Георгий Владимирович Иванов фото
Мария Сергеевна Петровых фото
Марина Ивановна Цветаева фото
Мария Андреевна Миронова фото

„Люблю осень! Люблю этот расцвет природы, окутанный мудростью и осознанием неизменности течения жизни. Всему своё время.
За осенью придёт зима.
В 40 жизнь только начинается.
Да. Октябрь — это человек за 40. Он многое понимает о том, как крутятся все шестеренки Жизни, осознаёт скоротечность времени и ценит каждое мгновение настолько, что раскрашивает его самыми яркими красками, на которые только способна душа. Завтра может грянуть мороз, может налететь ледяной ветер, которые заставят расстаться с тем, что так долго прикрывало беззащитную в своей наготе суть. То, что внутри станет видно всем. И никакие попытки спрятать, закрасить, подрисовать не помогут исправить рисунок Жизни, который она наносит на тело человека, начиная с первого крика новорожденного. Зеркало Жизни — глаза человека. В них отражается всё, так же как в бездонных октябрьских лужах.
В вашей Жизни сейчас весна? Всё расцветает, заливается светом и смехом, пьянящего солнца так много, что кажутся неважным один сорванный цветок, одно разбитое сердце, одно маленькое предательство? Осень придёт ко всем. Она неминуема и потому беспощадна. Она по-царски величественна и спокойна. Она знает, что следом за ней придёт время покоя и тишины. Время, когда останется лишь подводить итоги. Время завершения круга Жизни.
Осень любит дарить подарки тем, кто живёт с ней на одном дыхании. Посмотрите вокруг. Услышьте и увидьте.“

—  Екатерина Сиванова 1973

Иида Дакоцу фото
Олег Рой фото
Рикарда Хух фото
Мария Сергеевна Петровых фото
Роман Николаевич Широков фото
Марина Ивановна Цветаева фото
Иван Алексеевич Бунин фото
Эльдар Рязанов фото

„Приступ летней тоски неотвратим. Ее невозможно сравнить с осенней хандрой или зимней депрессией. Нет. Летняя тоска сродни апофеозу, финальному аккорду, который стремился к разрешению долгие месяцы, дни и часы, и вот наконец грянул, рванул и… застыл, сраженный собственным величием, всеми этими придыханиями, сопутствующими началу лета, мареву, алым закатам там, за темными силуэтами новостроек, удушливому ветру и ветру, несущему прохладу и умиротворение.
Лето. Оно вот. Буквально уже. Уже виден край его, пока еще там, вдалеке, брезжит небрежно подшитый подол ситцевого платья, выгоревшего, стиранного не раз, впитавшего жар, воздух, тополиный пух, сладкие капли плодов абрикоса, едкий вишневый сок, — трепещет на ветру, прощаясь, отважно встречая первые капли холодного дождя и пронизывающего ветра.“

—  Каринэ Арутюнова 1963

Опубликовано в журнале "Знамя", 2015

Алексей Алексеевич Герман фото
Гарик Юрьевич Мартиросян фото
Александр Вулых фото
Александр Сергеевич Пушкин фото