Цитаты о улица

Коллекция цитат на тему улица.

Всего 280 цитат, фильтровать:





„До посещения Припяти я не понимал, что людей приманивает в этом городе, но, оказавшись в этом месте, царящая там атмосфера пронзила меня насквозь. Ты начисто теряешь умение разговаривать, попадая туда в первые секунды. Это ни с чем не сопоставимое чувство, граничащее с удивлением и радостью от увиденного и состраданием к людям. Происходит моментальное переосмысление ценностей, ты осознаешь, что окружающий наш мир, это лишь предметы и вещи, и больше ничего. Ты проходишь сквозь туннель листьев и в его глубине замечаешь десятиэтажный дом, рядом с ним еще один дом и еще один, целая улица этих домов. Это был обыкновенный советский район, это была обыкновенная советская улица, где ездили автомобили, работали магазины, люди спешили на работу и теперь здесь пусто. Проникаясь этими мыслями, твое тело вмиг обсыпается мурашками, словно сыпью. Перед твоими глазами стоят семьи на автобусной остановке, ты видишь густой трафик, ты видишь открытые форточки квартир, но этого больше не существует. Буквально за одно мгновенье все это перестало существовать.“








„Его трагическая смерть на востоке Украины всколыхнула всю страну. Для меня гибель Василия, необычайно талантливого оперного певца, стала, пожалуй, первой весьма серьезной потерей близкого друга. Он был огромного роста (под два метра — автор), сердца, доброты и чистоты человек. Его я знал задолго до войны, до всевозможных политических событий. Мы как-то сразу подружились с Василием. Следует отметить: его любили многие. Им просто невозможно было не восторгаться: представительный, одаренный природой, Богом человек. Он с самого детства обладал потрясающим голосом очень редкого тембра — контратенором. Во взрослой жизни его голос мутировал, став великолепным басом. Казалось, он постоянно в поисках какой-то сверхцели. Возможно, еще и в силу того, что основное его занятие — оперная сцена — было для него, одаренного, делом не обременительным. С первых дней Майдана он организовывал манифестации в его поддержку, в том числе, в Париже. Стремился, чтобы народ, французские власти получали больше достоверных сведений о том, что происходит. Ведь были потоки дезинформации. С этим Василий мириться никак не мог. Именно в патриотическом порыве нашел себя Василий. Когда начались события в Крыму, на Донбассе, он собирал средства на покупку обмундирования для солдат. И очень скоро понял, что не может оставаться в стороне от украинских событий. Он знал обо всем, что «там происходит». Василий всегда был душой компании. В нем была какая-то пацанская удаль. Василий буквально рвался на передовую. Единственное, что удерживало его, крайне обязательного, — контракты на гастроли. Василий был буквально одержим. Практически еженедельно собирал и отправлял 100-килограммовые посылки для добровольцев. Он привозил осиротевших из-за войны детей и устраивал для них во Франции летние лагеря. Давал концерты, чтобы собрать средства. После выступления с «Аидой» в Лионе он вышел к публике, завернувшись в украинский флаг. Этот человек был абсолютно поглощен идеей защиты своей страны, борьбы за справедливость. В последнее время все свои деньги, все, что он зарабатывал, тратил на помощь народу Украины, на сбор средств для воинов АТО, для сирот. Его не могли уговорить не идти на фронт. Если честно, я совсем его не поддерживал, но у него была цель. Его можно понимать или не понимать, но я — его друг, поэтому просто соглашался. Желания умирать у него не было. Когда он уезжал, мы пересеклись буквально на улице — я как раз возвращался из зарубежной поездки. Обратил внимание на то, что Вася был очень грустным. Мне кажется, у него самого были нехорошие предчувствия. «Это мой выбор», — сказал он за неделю до гибели. Но ехал он не умирать. (2018 г.)“






Уинстон Черчилль фото
Уинстон Черчилль237
британский государственный и политический деятель, военны... 1874 – 1965
„Я полон уверенности в том, что если все выполнят свой долг, если мы не будем пренебрегать ничем, и если принять все меры, так как это делалось до сих пор, мы снова докажем, что мы способны защитить наш родной Остров, перенесем бурю войны, и переживем угрозу тирании, если потребуется - в течение многих лет, и если потребуется - одни. В любом случае, это то, что мы собираемся попробовать сделать. Таково решение Правительства Его Величества, каждого его члена. Такова воля Парламента и нации. Британская Империя и Французская Республика, соединенные вместе общим делом и задачей, будут защищать до смерти свою Родину, помогая друг другу как хорошие товарищи на пределе своих сил. Даже если огромные просторы Европы, многие древние и прославленные Государства пали или могут попасть в тиски Гестапо и других гнусных машин Нацистского управления, мы не сдадимся и не проиграем. Мы пойдем до конца, мы будем биться во Франции, мы будем бороться на морях и океанах, мы будем сражаться с растущей уверенностью и растущей силой в воздухе, мы будем защищать наш Остров, какова бы ни была цена, мы будем драться на побережьях, мы будем драться в портах, на суше, мы будем драться в полях и на улицах, мы будем биться на холмах; мы никогда не сдадимся и даже, если так случится, во что я ни на мгновение не верю, что этот Остров или большая его часть будет порабощена и будет умирать с голода, тогда наша Империя за морем, вооружённая и под охраной Британского Флота, будет продолжать сражение, до тех пор, пока, в благословенное Богом время, Новый Мир, со всей его силой и мощью, не отправится на спасение и освобождение старого.“