Цитаты о запись

Коллекция цитат на тему запись.

Связанные темы

Всего 111 цитат, фильтровать:


Брюс Ли фото
Фридрих Ницше фото

„Общепринятые книги — всегда зловонные книги: запах маленьких людей пристаёт к ним. Там, где толпа ест и пьёт, даже где она поклоняется, — там обыкновенно воняет. Не нужно ходить в церкви, если хочешь дышать [чистым] воздухом.“

—  Фридрих Ницше немецкий философ 1844 - 1900

Allerwelts-Bücher sind immer übelriechende Bücher: der Kleine-Leute-Geruch klebt daran. Wo das Volk isst und trinkt, selbst wo es verehrt, da pflegt es zu stinken. Man soll nicht in Kirchen gehn, wenn man [reine] Luft athmen will.
«По ту сторону добра и зла»

„Когда я был в Израиле, в Хайфе, вру, в Тель-Авиве, я был свидетелем того, как должна выглядеть армия. Чтобы долго не говорить — я был в частной больнице, <…> сидел в вестибюле и заходит в этот момент в больницу солдат, самый обыкновенный солдат — до нитки промокший потом, естественно, запах от него заставлял реветь больше, чем Хатико, он был весь измотанный. Не успела за ним закрыться дверь, как ему моментально уступают место четыре человека, из них один был дед лет 90, который еле стоял на ногах.
То есть — насколько велико уважение к солдату? А все потому, что это защитник Родины — человек, который, если что, а такие случаи в Израиле не редкость, там сложная обстановка с Палестиной, так вот, в случае чего он сможет защитить свой народ, а не начистить картошку и подставить жопу. Собственно — единственное, чему учит наша современная армия.“

—  Алексей Шевцов (itpedia)

Джулия Робертс фото
Алекс Кош фото

„В определенное время наступает момент, когда ты неожиданно для себя начинаешь думать о «серьезных отношениях». Еще вчера это словосочетание вызывало у тебя лишь легкую изжогу и желание убежать, сославшись на очень важные дела, и вдруг, раз… и в квартире становится слишком пусто. Девушки сменяют одна другую, но ты понимаешь, что это все не то. Это не серьезно, просто так, развлечение до тех пор, пока не нашел что-то «свое» — ту самую, единственную. И вот сидишь ты дома вечером один, или едешь на машине на работу, или возвращаешься вечером с тренировки и думаешь «интересно, а чем занята сейчас она?». Нет, не так, с большой буквы – Она. Наверное, тоже идет с тренировки, ведь Она обязательно любит спорт также как и ты. Или едет на работу, или сидит «вконтакте» и болтает с подругами, походя отбиваясь от поклонников. Разумеется, у Нее очень много поклонников, ведь Она очень красива. Когда ты найдешь Ее, вы будете гулять вместе, и все мужчины будут с завистью смотреть вам вслед. Ты, конечно, будешь ревновать, пару раз даже поскандалишь, но в глубине души будешь гордиться своей любимой девушкой. Так непривычно звучит – «любимой девушкой». И в телефоне появится новая запись «Любимая», и за ненадобностью исчезнут все эти «Маша Свиблово», «Света Бибирево» или «Жанна Вконтакте»…
Идут дни, и ты все чаще замечаешь за собой, что идешь по улице, смотришь в лица девушек, и думаешь, а вдруг это Она? Нет, вряд ли. Эта курит, эта недостаточно красива, у этой фигура так себе, а ведь Она обязана обладать идеальной фигурой. Ты же наверняка узнаешь Ее с первого взгляда, тут и думать нечего. Знать бы только, где Она сейчас? Возможно, идет по соседней улице, а то и живет в двух домах от тебя, и даже не подозревает о том, что ты уже давно ищешь Ее. А может точно так же смотрит в лица прохожих и ищет тебя?
Идя со свидания с очередной «не той» девушкой ты с грустью думаешь… А ведь где-то ходит девушка, в которую ты влюбишься, которую будешь хотеть постоянно видеть, слушать Ее голос, чувствовать Ее запах. С которой захочешь проснуться рядом, а не придумывать неотложные дела по утрам, чтобы поскорее выпроводить Ее из квартиры. При взгляде на Нее твоя душа будет петь, и даже ужасное слово «женитьба» перестанет приводить тебя в суеверный трепет. Не сразу, конечно, но со временем…
И вот однажды ты встречаешь девушку и понимаешь – это Она. И знакомство происходит вовсе не так, как ты себе это представлял. Ты не спасаешь Ее от хулиганов, и не совершаешь головокружительные подвиги, чтобы привлечь Ее внимание. У вас нет совершенно сумасшедшей истории знакомства, которую вы с гордостью сможете поведать друзьям. Встретились банально на вечеринке у друзей или вообще, стыдно сказать, познакомились в Интернете. Она красива, но ты с ходу можешь найти множество недостатков: грудь не твоего любимого размера, она немного толстовата, а ты любишь худеньких… в общем, Она вовсе не твой идеал. Она не любит смотреть твои любимые фильмы, готовит так себе, а то и вовсе не умеет. Часто портит тебе настроение и иногда придирается по мелочам. У Нее очень мало общего с тем образом, что ты себе когда-то рисовал. Но при всем при этом ты точно знаешь, что это Она, и тебе плевать на все эти мелкие недостатки, хотя до встречи с ней ты даже подумать не мог, что станешь встречаться, скажем, с курящей девушкой. И тысячи «но» нисколько не меняют простой реальности – ты встретил Ее, и все остальное уже не важно. Любят не за, а вопреки, это вообще глупое и непредсказуемое чувство, и совершенно бесполезно было пытаться представить себе свой идеал. Ведь даже если ты встретил бы девушку, полностью соответствовавшую всем твоим требованиям, и тебе пришлось бы выбирать между идеалом и Ей, ты бы выбрал Ее, со всеми Ее недостатками и несовершенством.“

—  Алекс Кош 1983

Алексей Николаевич Апухтин фото

„О, только бы жить! Я хочу видеть, как солнце опускается за горой, и синее небо покрывается яркими звёздами, как на зеркальной поверхности моря появляются белые барашки, и целые скалы волн разбиваются друг о друга под голос неожиданной бури. Я хочу броситься в челнок навстречу этой буре, хочу скакать на бешеной тройке по снежной степи, хочу идти с кинжалами на разъярённого медведя, хочу испытать все тревоги и все мелочи жизни. Я хочу видеть, как молния разрезает небо и как зелёный жук переползает с одной ветки на другую. Я хочу обонять запах скошенного сена и запах дёгтя, хочу слышать пение соловья в кустах сирени и кваканье лягушек у пруда, звон колокола в деревенской церкви и стук дрожек по мостовой, хочу слышать торжественные аккорды героической симфонии и лихие звуки хоровой цыганской песни.“

—  Алексей Николаевич Апухтин русский поэт и переводчик 1840 - 1893

Цитаты в прозе

Том Йорк фото

„А все эти наши проблемы, наши оддьшки, наши черные горячие неудачи оттого, что мы хватаем жизнь за лодыжку, и сжимаем ее, и не знаем, что делать дальше. Как почти любимый — вдруг с губой искривленной неожиданно командует: «Марш в постель, мол». А она у нас воробышек, соколенок, голубая девочка с хрупкой нервной системой. Этот как в кино — вонючим дыша попкорном, по бедру ладошкой потною торопливо. А она-то что? Идет за тобой покорно и живет с тобой — бессмысленной, несчастливой. И она смирится, душу смешную вынет и останется красивым бессмертным телом, но когда она наконец-то к тебе привыкнет — ты поймешь, что ты давно ее расхотела.
Нужно нежно ее, так исподволь, ненарочно, отходя, играя, кудри перебирая, распускать ее по ниточке, по шнурочку, взявшись за руки, собирать миражи окраин, и когда ты будешь топать в рубахе мятой и лелять в ушах мотив своего Пьяццолы, она выплеснет в лицо изумрудной мяты и накроет тебя своей радостью леденцовой.
Я не знаю, что избавило от оскомин и куда мой яд до капли последней вылит, у меня весна и мир насквозь преисполнен светлой чувственности, прозрачной струны навылет. От движений резких высыпались все маски, ощущаю себя почти несразимо юной, я вдыхаю запах велосипедной смазки, чуть усталый запах конца июня. Я ребенок, мне теперь глубоко неважно, у кого еще я буду уже не-первой. А вокруг хохочет колко и дышит влажно, так что сердце выгибает дугой гипербол.
И становится немножко даже противно от того, что я была неживей и мельче, и мечтала, что вот встретимся на «Спортивной» и не ты меня, а я тебя не замечу, и прикидываться, что мы совсем незнакомы, и уже всерьез устала, совсем застыла, и когда меня кидало в холодный омут, оттого что кто-то целует тебя в затылок. Только ветер обходит справа, а солнце слева, узнает, шуршит облатками супрастина. Извини меня, я все-таки повзрослела. Поздравляй меня, я, кажется, отпустила.
Это можно объяснить золотым астралом, теплым смехом, снежной пылью под сноубордом, я не знала, что внутри у меня застряло столько бешеных живых степеней свободы. Я не стала старше, просто я стала тоньше, каждой жилкой, каждой нотой к весне причастна, вот идти домой в ночи и орать истошно, бесконечно, страшно, дико орать от счастья.
Мне так нравится держать это все в ладонях, без оваций, синим воздухом упиваться. Мне так нравится сбегать из чужого дома, предрассветным холодом по уши умываться, мне так нравится лететь высоко над миром, белым парусом срываться, как с мыса, с мысли. Оставлять записку: «Ну, с добрым утром, милый. Я люблю тебя. Конечно, в хорошем смысле».“

—  Аля Кудряшева 1987

Мэрилин Монро фото
Курт Кобейн фото

„НЕОПРЕДЕЛЁННОСТЬ – это словно широко открываешь глаза в темноте, потом с трудом закрываешь, потом открываешь, и тебя ослепляют сверкающие серебряные точки, возникшие от давления на роговицы глаза, косишь, крутишься, сосредотачиваешься, потом снова ты ослеплён, но ты хотя бы, так или иначе, видел свет. Возможно, свет хранился в углублениях, или удерживался в радужной оболочке, или прилипал к кончикам всех нервов и вен. Затем твои глаза снова закрываются, и перед веками появляется искусственный свет, наверное, просто лампочка или паяльная лампа! Боже, он горячий! Мои ресницы и брови скручиваются и плавятся, распространяя отвратительнейший запах горелых волос, и через Красную Прозрачность света в моих веках крупным планом я вижу движение Кровяных Клеток, двигающихся, когда я перемещаю взгляд туда-сюда, словно снимая документальный фильм про амёбу и планктон, похожий на желе, прозрачные живые формы развития человека, они должны быть маленькими, я не могу их чувствовать, мои глаза должны иметь способность видеть вещи отчётливее, чем я ожидаю, это похоже на микроскоп, но это больше не имеет значения, потому что они сейчас воспламеняют меня, да, я уверен в этом, я горю, чёрт возьми.“

—  Курт Кобейн автор песен, музыкант и художник, более известный как вокалист и гитарист северо-американской альтернативной рок-группы… 1967 - 1994

Help us translate English quotes

Discover interesting quotes and translate them.

Start translating

„Такие слишком медовые эти луны, такие звезды — острые каблуки, меня трясет от каждого поцелуя, как будто губы — голые проводки, а мне бы попивать свой чаек духмяный, молиться молча каждому вечерку, меня крутили, жили, в ладонях мяли и вот случайно выдернули чеку, за это даже в школе бы физкультурник на год освободил от своей физры, меня жует в объятьях температурных, высинивает, выкручивает навзрыд, гудит волна, захлестывает за борт, а в глазах тоска, внутри непрерывный стон, но мне нельзя: апрель — у меня работа и курсовик пятнадцатого на стол.
Играю свои безвьшгрьшгные матчи, диктую свой отточенный эпилог, чтоб из Москвы приехал прекрасный мальчик и ткнулся носом в мой обожженный лоб. А дома запах дыма и вкус ванили, а дом-то мал и грязен, как я сама, а мне не написали, не позвонили, не приоткрыли тайные закрома. Таскаюсь по проспектам — как будто голой, да вот любой бери меня не хочу — и город цепко держит клешней за горло, того гляди задушит через чуть-чуть, приду под вечер, пью, залезаю в ванну, как тысячи таких же, как я, девиц, а что у вас немедленно убивало, здесь даже не хватает на удивить.
И это не любовь — а еще покруче, все то, что бьет наотмашь, издалека. Такие слишком синие эти тучи, такие слишком белые облака.
Ребята, мой плацдарм до травинки выжжен, разрытые траншеи на полдуши. Ребята, как же я вас всех ненавижу, всех тех, кто знает, как меня рассмешить. Вы до конца на мне затянули пояс, растерли закостенелое докрасна, а после — все, свободна, билет на поезд, и поезжай в свой Питер. А в нем весна.
Но мне в большом пакете сухпай на вынос отдали, нынче кажется, все на свете, мне б успокоить это, что появилось, хоть выносить, оставить в себе до смерти. Да вы богатыри — ведь пробить непросто махину эту — а по последней версии, сто шестьдесят четыре живого роста, полцентнера почти неживого веса. Да, я вернусь когда-нибудь, да, наверно, опять вот так, минуточкой, впопыхах, но у тебя очки и немножко нервно, и волосы — специально, чтоб их вдыхать.
И как я научилась при вас смущаться и хохотать до привкуса на губах, как вы так умудряетесь помещаться в моей башке, не большей, чем гигабайт? В моих руках, продымленных узких джинсах, в моих глазах, в прожилочках на висках — как удалось так плотно расположиться и ни на миг на волю не отпускать? А жизнь совсем иначе стучит и учит — не сметь считать, что где-нибудь ждут-грустят. Как вы смогли настолько меня прищучить, что я во сне просыпаюсь у вас в гостях? Ведь я теперь не смогу уже по-другому, закуталась в блестящее волокно. Такие слишком длинные перегоны, такой свистящий ветер через окно.
Уйдите и отдайте мое хмельное, земное одиночество, мой фетиш. А может быть, я просто немножко ною, чтобы проверить, все ли ты мне простишь.“

—  Аля Кудряшева 1987

Дмитрий Сергеевич Мережковский фото
Рената Литвинова фото
Михаил Михайлович Жванецкий фото
Вера Николаевна Полозкова фото

„Они всё равно уйдут, даже если ты обрушишься на пол и будешь рыдать, хватая их за полы пальто. Сядут на корточки, погладят по затылку, а потом всё равно уйдут. И ты опять останешься одна и будешь строить свои игрушечные вавилоны, прокладывать железные дороги и рыть каналы — ты прекрасно знаешь, что все всегда могла и без них, и именно это, кажется, и губит тебя. Они уйдут, и никогда не узнают, что каждый раз, когда они кладут трубку, ты продолжаешь разговаривать с ними — убеждать, спорить, шутить, мучительно подбирать слова. Что каждый раз когда они исчезают в метро, бликуя стеклянной дверью на прощанье, ты уносишь с собой в кармане тепло их ладони — и быстро бежишь, чтобы донести, не растерять. И не говоришь ни с кем, чтобы продлить вкус поцелуя на губах — если тебя удостоили поцелуем. Если не удостоили — унести бы в волосах хотя бы запах. Звук голоса. Снежинку, уснувшую на ресницах. Больше и не нужно ничего. Они всё равно уйдут. А ты будешь мечтать поставить счетчик себе в голову — чтобы считать, сколько раз за день ты вспоминаешь о них, приходя в ужас от мысли, что уж никак не меньше тысячи. И плакать перестанешь — а от имени все равно будешь вздрагивать. И еще долго первым, рефлекторным импульсом при прочтении/просмотре чего-нибудь стоящего, будет: «Надо ему показать».“

—  Вера Николаевна Полозкова русская поэтесса, актриса 1986

Том Уэйтс фото
Мэрилин Мэнсон фото
Оскар Уайльд фото

„Я люблю тебя, я люблю тебя, моё сердце — это роза, расцветшая благодаря твоей любви, моя жизнь — пустыня, овеянная ласковым ветерком твоего дыхания и орошённая прохладными родниками твоих глаз; следы твоих маленьких ног стали для меня тенистыми оазисами, запах твоих волос подобен аромату мирры, и, куда бы ты ни шёл, от тебя исходит благоухание коричного дерева.
Люби меня всегда, люби меня всегда. Ты высшая, совершенная любовь моей жизни, и другой не может быть.
<…>
О прелестнейший из всех мальчиков, любимейший из всех любимых, моя душа льнет к твоей душе, моя жизнь — к твоей жизни, и во всех мирах боли и наслаждения ты — мой идеал восторга и радости.“

—  Оскар Уайльд ирландский поэт, драматург, писатель, эссеист 1854 - 1900

Письмо Оскара Уальда Лорду Альфреду Дугласу. 20 мая 1895 г.

Егор Летов фото

„Порочный запах засохшей рыбы.“

—  Егор Летов русский рок-музыкант, поэт, основатель и лидер рок-группы «Гражданская оборона» 1964 - 2008

Из песен

Мирослав Гермашевский фото

„Lorem ipsum dolor sit amet, consectetuer adipiscing elit. Etiam egestas wisi a erat. Morbi imperdiet, mauris ac auctor dictum.“