Цитаты о защита

Коллекция цитат на тему защита.

Всего 169 цитат, фильтровать:





Майя Анжелу фото
Майя Анжелу14
американская писательница и поэтесса 1928 – 2014
„Справедливость может не быть выгодной, может не быть прибыльной, но порадует твою душу. Она защитит вас так, как не под силу никаким телохранителям. Старайтесь быть настолько хорошим человеком, насколько это возможно. Делайте так, потому что это правильно. Люди узнают вас и станут за вас молиться, желать вам добра, и если ваше имя упоминают со словами «не дай Бог», думаю, вы делаете что-то не так. Но если люди, вспоминая вас говорят: «Она такая хорошая, такая милая, люблю ее, благослови ее Бог» — это хорошо. Так что постарайтесь жить так, чтобы не пожалеть о годах упущенной добродетели, бездействия и нерешительности. Вступите в бой. примите вызов. Он ваш. Это ваша жизнь и ваш мир. Вы делаете собственный выбор. Вы можете решить, что жизнь не имеет смысл, и это будет самым худшим, что вы сделаете. Откуда вы знаете?
Сейчас.
Пробуйте. Смотрите. Сделайте этот мир лучше. Там, где вы находитесь. Он может и должен стать лучше. Дело за нами.“



„Когда я был в Израиле, в Хайфе, вру, в Тель-Авиве, я был свидетелем того, как должна выглядеть армия. Чтобы долго не говорить — я был в частной больнице, <...> сидел в вестибюле и заходит в этот момент в больницу солдат, самый обыкновенный солдат — до нитки промокший потом, естественно, запах от него заставлял реветь больше, чем Хатико, он был весь измотанный. Не успела за ним закрыться дверь, как ему моментально уступают место четыре человека, из них один был дед лет 90, который еле стоял на ногах.
То есть — насколько велико уважение к солдату? А все потому, что это защитник Родины — человек, который, если что, а такие случаи в Израиле не редкость, там сложная обстановка с Палестиной, так вот, в случае чего он сможет защитить свой народ, а не начистить картошку и подставить жопу. Собственно — единственное, чему учит наша современная армия.“




Алексей Анатольевич Навальный фото
Алексей Анатольевич Навальный230
российский юрист, инвест-активист, политический и обществ... 1976
„Я понимаю, что в нашей стране и у наших людей нет особых традиций самоуправления. Это, кстати, самый распространенный аргумент тех, кто говорит, что это не нужно или не получится. Да, это правда, опыт небольшой. Но разве это причина, чтобы ничего не делать? Мы живем не в семнадцатом веке, когда Рязань казалась другой планетой и непонятно было, как ею управлять. Есть опыт других стран, он доступен, результаты понятны. Не надо мерить людей по себе. Если вам в Москве все равно, что происходит в деревне на Урале, то людям, которые живут в этой деревне, не все равно. И они точно знают, как им лучше. Возьмем нашумевшую историю в Сагре, когда из деревни выгнали цыгана, который торговал наркотиками, а потом туда приехала целая банда кавказцев и устроила бойню. Если бы у них был свой шериф, то до этого бы просто не дошло. А теперь жители, которые не получили помощи от милиции и встали на защиту своих семей, обвиняются в преступлении. Это очевидные вещи, я всегда был их сторонником, а в Кировской области получил хорошую возможность убедиться, что люди этого хотят и сами прекрасно справятся. У нас и при царизме, и при советской власти было, и сейчас никуда не делось такое отношение: есть государство, еще есть какая-то большая власть, а все остальные — это крепостные, которые живут для этого государства и для этой власти. О какой модернизации можно говорить, когда мы в самых основных вопросах живем по понятиям, которые устарели 100 лет назад. Все должно быть наоборот. Власть должна быть для людей, а там, где это возможно, то есть практически везде, сами люди и должны быть властью.“





Джанлуиджи Буффон фото
Джанлуиджи Буффон4
итальянский футболист 1978
„Мне было 12 лет, когда я повернулся к вам спиной. Я забыл о своем прошлом, чтобы обеспечить безопасное будущее.
Выбор сердца. Инстинкт. С того самого дня я перестал смотреть вам в лицо, я начал любить вас. Чтобы оборонять вас. Быть вашей первой и последней линией защиты.
Я пообещал себе делать все возможное, чтобы больше не пересекаться с вами взглядами. Или чтобы эти случаи происходили как можно реже. Каждый раз, когда это происходит, мне больно от того, что я подвел вас.
И все же. Мы всегда были противоположностями, дополняющими друг друга, как луна и солнце. Вынужденные жить рядом друг с другом, никогда не будучи в состоянии прикоснуться.
Больше 25 лет назад я сделал свой выбор. Я поклялся защищать вас и держать вас в безопасности. Я стал вашим щитом от врагов. Я всегда думал о вашем благополучии, поставив его вперед собственного. Каждый раз, когда я оборачиваюсь, я должен поддержать вас.
Мне было 12 лет, когда я повернулся спиной к своей цели, и я буду продолжать защищать вас до тех пор, пока мои ноги, голова и сердце позволят мне это делать.“
Буффон написал письмо воротам.


Уинстон Черчилль фото
Уинстон Черчилль237
британский государственный и политический деятель, военны... 1874 – 1965
„Если бы нам удалось собрать в Европе хотя бы десяток хорошо вооружённых государств, объединившихся для сопротивления агрессии, направленной против любого из них, объединившихся для контрнападения на агрессора в рамках единого плана, тогда мы были бы настолько сильны, что непосредственная опасность была бы предотвращена и мы добились бы передышки для создания в дальнейшем ещё более обширного аппарата мира. Разве это не много лучше, чем быть втянутым в войну поодиночке, уже после того, как половина тех, кто мог быть нашими друзьями и союзниками, оказались повергнутыми один за другим? Ни одной нации нельзя предлагать присоединиться к этому торжественному обязательству, не дав ей уверенности в силе и доблести ее товарищей […] К числу государств, которых надо спросить, желают ли они присоединиться к Великобритании и Франции для исполнения этого особого долга, относятся Югославия, Румыния, Венгрия и Чехословакия. Эти страны можно раздавить поодиночке, но объединённые — они представляют огромную силу. Затем идут Болгария, Греция и Турция. […] Но даже и это явилось бы только началом. На востоке Европы находится великая держава Россия, страна, которая стремится к миру; страна, которой глубочайшим образом угрожает нацистская враждебность, страна, которая в настоящий момент стоит как огромный фон и противовес всем упомянутым мною государствам Центральной Европы. Нам безусловно незачем идти на поклон к Советской России или сколько-нибудь твёрдо рассчитывать на выступление русских. Но какими бы близорукими глупцами мы были, если бы сейчас, когда опасность так велика, мы чинили бы ненужные препятствия присоединению великой русской массы к делу сопротивления акту нацистской агрессии. […] Мне возразят: «но ведь это означает окружение Германии». Я отвечаю: «Нет, это — окружение агрессора». Нации, связанные уставом Лиги, никогда, как бы могущественны они ни были, не смогут угрожать миру и независимости какого-либо другого государства. Такова сама сущность того, что объединило их. Создать военный блок против одного определённого государства было бы преступлением. Но создать блок для взаимной защиты против возможного агрессора не только не преступление, но высочайший моральный долг и добродетель. Мы хотим для себя лишь такой безопасности, которую мы готовы полностью предоставить и Германии.“

„Его трагическая смерть на востоке Украины всколыхнула всю страну. Для меня гибель Василия, необычайно талантливого оперного певца, стала, пожалуй, первой весьма серьезной потерей близкого друга. Он был огромного роста (под два метра — автор), сердца, доброты и чистоты человек. Его я знал задолго до войны, до всевозможных политических событий. Мы как-то сразу подружились с Василием. Следует отметить: его любили многие. Им просто невозможно было не восторгаться: представительный, одаренный природой, Богом человек. Он с самого детства обладал потрясающим голосом очень редкого тембра — контратенором. Во взрослой жизни его голос мутировал, став великолепным басом. Казалось, он постоянно в поисках какой-то сверхцели. Возможно, еще и в силу того, что основное его занятие — оперная сцена — было для него, одаренного, делом не обременительным. С первых дней Майдана он организовывал манифестации в его поддержку, в том числе, в Париже. Стремился, чтобы народ, французские власти получали больше достоверных сведений о том, что происходит. Ведь были потоки дезинформации. С этим Василий мириться никак не мог. Именно в патриотическом порыве нашел себя Василий. Когда начались события в Крыму, на Донбассе, он собирал средства на покупку обмундирования для солдат. И очень скоро понял, что не может оставаться в стороне от украинских событий. Он знал обо всем, что «там происходит». Василий всегда был душой компании. В нем была какая-то пацанская удаль. Василий буквально рвался на передовую. Единственное, что удерживало его, крайне обязательного, — контракты на гастроли. Василий был буквально одержим. Практически еженедельно собирал и отправлял 100-килограммовые посылки для добровольцев. Он привозил осиротевших из-за войны детей и устраивал для них во Франции летние лагеря. Давал концерты, чтобы собрать средства. После выступления с «Аидой» в Лионе он вышел к публике, завернувшись в украинский флаг. Этот человек был абсолютно поглощен идеей защиты своей страны, борьбы за справедливость. В последнее время все свои деньги, все, что он зарабатывал, тратил на помощь народу Украины, на сбор средств для воинов АТО, для сирот. Его не могли уговорить не идти на фронт. Если честно, я совсем его не поддерживал, но у него была цель. Его можно понимать или не понимать, но я — его друг, поэтому просто соглашался. Желания умирать у него не было. Когда он уезжал, мы пересеклись буквально на улице — я как раз возвращался из зарубежной поездки. Обратил внимание на то, что Вася был очень грустным. Мне кажется, у него самого были нехорошие предчувствия. «Это мой выбор», — сказал он за неделю до гибели. Но ехал он не умирать. (2018 г.)“